http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Сергей Бугаев


Музыкант (играл на ударных инструментах), киноактер, участник групп «Кино», «Аквариум», «Звуки Му».. В 1995-1998 гг. работал в программе «Взгляд». Снимался в кинофильмах «АССА», «Два капитана-2». Является Председателем земного шара. Один из создателей культурного проекта «Институт нового человека».


Иллюстрации

ДИКТАТУРА БУРЖУАЗИИ
И ЗАЩИТА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО (ч.4)
проект: Осмысления

(Окончание. Начало см. "Диктатура буржуазии - 1")


Таким образом, я надеюсь, вы осознали, что эта тема очень емкая, и она может всколыхнуть достаточно массивные конструкции социального пространства. И здесь пролегает грань: либо ты – с обществом, с людьми, с природой; либо ты – с капиталом и с метафизикой, которая уже интерпретируется через марксистский дискурс, через сверхприбыль, через прибавочную стоимость и т. д., и т. п. Или другими словами: либо вы занимаете нашу позицию (надеюсь, что она совместна), либо вы оказываетесь сторонником того, что культура – это место, где существует колоссальный энергетический потенциал, который следует использовать в корыстных целях.

Музей часто называют храмом культуры. А ведь действительно, человек, сознательно переступивший порог музея, как будто бы снимает какие-то защитные механизмы, которые в обычной жизни обеспечивают ему устойчивость и удерживают от некоего культурного коллапса. Можно провести такую параллель. Допустим, мы сошли с поезда и находимся вместе со своим багажом где-то в районе привокзальной площади. Естественно, мы стараемся свои чемоданы и сумки не ставить на землю, поскольку, во-первых, грязный асфальт, а во-вторых, наслушавшись страшилок о неблагополучной криминогенной обстановке, мы попросту беспокоимся о сохранности своих вещей.

И подобного рода многоуровневые защитные функции сопровождают нас везде и повсюду. И существует всего лишь несколько мест, куда мы «приносим» свое тело и снимаем всю эту защитную бижутерию. Это, естественно, церковь, храм (в зависимости от вероисповедания), где мы остаемся лишь со своим самым сокровенным, и отчасти музей.

Но ведь и кино тоже? Когда человек приходит в кинозал, занимает свое место, что с ним происходит?

Видите ли, здесь, к сожалению, снова придется прибегнуть к некой иерархии. Дело в том, что существуют разные типы «конструкций», т. е. внешне они выглядят одинаково, ходят на двух ногах…

А, что нет одного механизма?

К сожалению, или, к счастью, нет. К счастью, наверное. Если бы был один тип, то и ходили бы на один и тот же фильм.

Но ведь я же реагирую на то, что происходит на экране, через свой установочный механизм…

Человек чуть более сложное существо, чем, скажем, собака. Иван Петрович Павлов когда-то обнаружил, что если всякий раз при кормлении собаки зажигать электрическую лампочку, то между нервным механизмом зрительного аппарата и рефлекторным механизмом, заведующим выделением слюны, установится определенная связь. В результате чего, даже при зажигании лампочки у собаки начнет выделяться желудочный сок. Называется – рефлексология. Помните? Он еще за это Нобелевскую премию получил.

Вот соответственно, если бы все так просто было с человеком, то не существовало бы того устройства, которое стоит над биологией и называется душой человека. Эта субстанция еще до недавнего времени у нас была «отменена», а теперь её снова «включили». Соответственно, мы не можем вести себя с этим устройством так, как обходились до этого.

Ведь что такое человек? Мясо, колбаса, котлета? На вид – кусок мяса (конечно, грубо и неправильно, но факт). Но это либо свежее «мясо», либо жареное. Какие мы? Какой «прожарки», какой степени одухотворенности? Соответственно, и в кино приходят люди разной степени подготовленности.

Самое большее наше с вами завоевание в последние годы – это не то, что изменилось название государства, или изменились границы, или скажем, гимн, флаг. Прежде всего, у нас появилась возможность работать с текстами. В России, например, за последние 15 лет было опубликовано практически все, что можно было прочесть, что десятилетиями запрещалось. И на мой взгляд, это тот ресурс, который приведет в движение нужные механизмы. Правда, все это займет чуть больше времени, это невозможно сделать так быстро, как смену политического курса, эта работа фундаментальная.

Хотелось бы задать вопрос в контексте защиты бессознательного. Условно говоря, вы хотите сделать метку: «не ходите на ублюдков»?

По роду своей деятельности я довольно часто имею дело с провокацией, в частности, в театре. В этой связи мне хотелось бы вспомнить такое имя, как Ходоровски. Повесили бы вы на него запретный указатель? Ведь в свое время он всколыхнул мир, из-за его фильмов закрылись десятки кинотеатров. Имеются в виду фильмы «Крот», «Святая гора». Когда-то это, безусловно, был очень сложный и очень важный продукт. Естественно, на сегодняшнем фоне эти работы немного меркнут.

Буквально несколько дней тому назад, ночью, я сидел и смотрел очередной «шедевр» Родригеса. Непонятно, где фильм начинается, где заканчивается, но, в общем и целом, это называется «мясорубка». А что на выходе? Что происходит с тобой? Ведь это не совсем ты, это ты плюс еще что-то! Здесь я имею в виду, что учитывая современные технологии, в подобных продуктах можно легко различить стремление подвергнуть некой тотальной эксплуатации большую часть населения земли, скорее всего, можно говорить о некой глобальной системе подавление воли, вкуса, культуры и т.д.

Сегодня я делюсь своими совершенно свежими мыслями по поводу Тарантино и Мадонны именно потому, что я почувствовал, что это новые типы продукции, которых до них не существовало. Да, они связаны генеалогически с некой традицией: по-прежнему есть экран, движущиеся фигуры, голос, цвет и прочее, но все это почему-то действует как-то по-другому.

Ходоровски стоял у основ психотерапевтических комиксов и фильмов, я же просто знаком с рядом людей, которые в свое время имели отношение к этим фильмам, это действительно очень интересные люди. Один из них – это Боря Гребенщиков, который выпустил когда-то в Америке свою пластинку с ребятами из ансамбля «Юритмикс». Руководил всем этим действом некий Кенни Шеффер – очень интересный человек, изобретатель ряда гениальных устройств беспроводной связи. Он многое осознал еще в 60-е годы, во время психоделической революции, т. е. когда массам стало доступно ЛСД, когда искусство США и Европы в противовес тоталитарным системам нахавалось хиппаков, которые в свою очередь нахавались ЛСД; когда девчата разделись; когда началась настоящая рок-музыка и т.д. и т. п. Но потом, когда капитализм осознал, что это очень опасно, он вспомнил про героин. И героин появился в тот момент, когда у нарождающейся рок-цивилизации были свои настоящие герои: Дженис Джоплин, Джими Хендрикс, Джим Моррисон и все они в один день были просто выкошены. Остались очень посредственные фигуры в рок-культуре.

И вообще, в психоделической культуре остались очень посредственные фигуры, полностью контролируемые буржуазным обществом, грубо говоря, танцоры под заказ. И здесь я позволю себе немного отклониться от темы.

Давайте попробуем понять, что такое культура? Давайте представим ее в виде круга, состоящего из двух частей, как Инь и Янь – белый и черный. Первая – это искусство, вторая – наука. Вместе они образуют культуру. Пусть это будет наше определение. Наука, как известно, вырабатывает фундаментальные основы, принципы, единицы измерения – метры, дециметры, сантиметры, килограммы, джоули, кюри и т. д. В итоге все, что попадает в ее сферу, можно измерить, доказать, опровергнуть. В культуре ничего подобного, к счастью, нет. Если бы Фрейд и Лакан выработали единицу обозначения бессознательного для регистрации объемов души человека, то сейчас бы уже началась та опаснейшая тенденция развития, грозящая полной и тотальной эксплуатацией человека. Т. е. тогда бы, например, на улицах стояли светофоры не с тремя лампочками – в них было бы лампочек двести, как минимум! И они бы нам говорили не только «Идите» или «Стойте», а и указывали «Идите быстро», «Не останавливайтесь», «Сейчас направо», «Здесь можно купить продукцию такой-то фирмы», «Здесь приобретайте билет в кино», «Идите», «Садитесь» и т. д.

Нет ли у вас ощущения, что человек все дальше отчуждается от живой радости, от живого веселья, и становится как бы сутью, целью искусства как такового?

1 2 3


Оставьте комментарий