http://artslava.com/


Досье

Автор:
Виталий Курманский (Сергей Галушка)


Художник:
Олег Переверзов

Опубликовано в журнале "Домашний ПК" №5, 1999 г.


Иллюстрации

ТАЛАНТЛИВЫЙ ЛЕНТЯЙ
или… обыкновенный гений

Это было девять лет тому назад. После окончания аспирантуры при одном академическом НИИ я по большому знакомству устроился работать в отдел информационных технологий и вычислительной техники очень серьезного государственного учреждения. Реальная возможность получать в три раза больше денег, чем в перспективе позволил бы оклад рядового кандидата физико-математических наук, заставила меня навсегда забыть о диссертации и всерьез заняться изучением персональных компьютеров. После институтских величественных и монументальных машинных залов для больших ЭВМ, где грохот АЦПУ сливался с мерным шумом мощных вентиляторов, где царствовали серьезные люди в белых халатах, а "чайников" редко пускали даже на экскурсии, обыкновенный ПК с 286-м процессором казался мне фантастическим орудием труда субъектов внеземных цивилизаций. К каждой новой встрече с ним я готовился и волновался, словно наивный мальчишка перед первым свиданием.

Моим непосредственным начальником в то время была строгая энергичная женщина сорока пяти лет с болезненно-обостренным чувством справедливости. Звали ее Зинаида Прокофьевна. Всю свою сознательную жизнь она искала правду там, где ее быть не может, смело и решительно вставала на защиту незаслуженно обиженных подчиненных и, подобно Дон Кихоту, отчаянно сражалась с ветряными мельницами путаных министерских приказов и инструкций. Как известно, правда в больших количествах никому не нужна, поэтому Зинаида Прокофьевна всегда слыла человеком неудобным.

Ее заветной мечтой было создание универсального автоматизированного рабочего места (АРМа), "интеллектуальные" программы которого, учитывая все и вся в министерстве, освободили бы рядовых государственных клерков из рабства бумаготворчества. Однако руководство многих подобных заведений охотней доверяет судьбу своей карьеры обыкновенному бумажному листу с четкой подписью и печатью, нежели виртуальным образам документов на экране дисплея пусть и с низким уровнем излучения, поэтому воплотиться в жизнь благородным идеям Зинаиды Прокофьевны официально возможности не давали и даже препятствовали ей, бросая на другие фронты работ. Тогда она решила действовать самостоятельно, для чего сплачивала вокруг себя талантливых и целеустремленных выпускников вузов, у которых нереализованные амбиции смешивались с обманчивым чувством собственной гениальности и юношеского максимализма. Зинаида Прокофьевна окружала их трогательной материнской заботой и теплом, в меру своих сил создавала им прекрасные условия для работы и отчаянно и самоотверженно прикрывала их проделки перед высшим руководством. За серьезное отношение к делу она могла простить многие безобразные, с ее точки зрения, выходки и факты нарушения трудовой дисциплины: опоздание на работу и неряшливый внешний вид, вспыльчивый характер и неаккуратную прическу, а в редких случаях даже ужасную привычку обедать перед экраном компьютера. Подчиненные, в основном, также платили ей взаимной привязанностью и не обижались на ее строгость. Каждому из них хотелось испытать себя в настоящем деле, а по сути любая работа, со слов начальницы, приобретала в их сознании государственное значение.

Одним из ее любимчиков был Саша. Зинаида Прокофьевна знала его еще студентом, а впоследствии -- и по прежнему месту работы, поэтому долгое время всячески добивалась, чтобы Сашу зачислили в штат министерства. До нашего непосредственного знакомства начальница очень часто рассказывала мне о нем. "У Саши есть чему поучиться, -- утверждала она, -- очень умный, но, правда, слегка ленивый парень".

Спустя некоторое время его взяли на работу. Однажды, вернувшись из местной командировки, я обнаружил на своем рабочем месте огромного молодого человека, который весьма увлеченно что-то делал с моим компьютером. Его широкая спина полностью заслоняла экран дисплея. "Это Саша", -- мелькнуло у меня в голове. Я постучал его по плечу и поздоровался. "Привет, если не шутишь", -- не оборачиваясь, недовольно буркнул он в ответ. Мне было вовсе не до шуток, так как под впечатлением рассказов Зинаиды Прокофьевны на миг показалось, что под таким напором интеллекта мой несчастный компьютер весь как-то съежился и вжался в стенку, робко и виновато оставив на растерзание крупных Cашиных пальцев старенькую разбитую клавиатуру. Наконец он оторвался от работы и, повернув ко мне лицо с округлыми формами эпохи Возрождения, взглянул долгим оценивающим взглядом. "Ты -- Виталий", -- с проницательностью Шерлока Холмса заключил он и протянул мне руку.

Вскоре мы с ним подружились. Я не переставал донимать его постоянными вопросами и, словно губка, жадно впитывал информацию, которая, как из рога изобилия, сыпалась из его уст. Кстати сказать, именно тогда я впервые ощутил, что если хочешь чему-то быстро научиться, не стоит стесняться быть Иванушкой-дурачком и задавать вопросы, пусть даже выявляя при этом свою некомпетентность. В основном люди охотно отвечают на них, наслаждаясь собственной важностью и питая свое самолюбие восторженными комплиментами невежды-собеседника. Но, как известно, в конце концов, Иванушка всегда остается в выигрыше.

Итак, благодаря новому знакомому белые пятна на карте моих знаний в области ПК быстро исчезали. Но я не переставал восхищаться его высокой эрудицией в широком спектре проблем компьютерных технологий. Пожалуй, не существовало такого языка программирования, на котором бы он не создал хотя бы "скромное", но работающее "творение". Более того, вряд ли можно назвать операционную систему для ПК или известный мне пакет прикладных программ, чье как минимум недельное присутствие не испытал на себе многострадальный жесткий диск его домашнего компьютера.

При этом он не был "классическим" хакером или "законченным" компьютерным фанатиком, чье отсутствующе-виртуальное выражение глаз не проявляет никакого интереса к реальным проблемам человеческой жизни.

1 2 3 4 5


Оставьте комментарий