http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Автор:
Виталий Курманский (Сергей Галушка)


Художник: Олег Переверзов

Опубликовано в журнале "Домашний ПК" №6, 1999 г.


Иллюстрации

ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ…
в наших селеньях!

Вопреки бурным событиям XX века, в тихом зеленом провинциальном городке N. время текло торжественно и спокойно, а иногда складывалось впечатление, что оно и вовсе останавливалось. Только Лена Гордеева постоянно вываливалась из этих размеренных темпов жизни. В ней все бурлило и кипело. С детства она была капризной девчонкой, дружила с мальчишками, причем нередко их избивала, прогуливала уроки в школе, обманывала и не слушалась родителей. "И что только из тебя выйдет?" -- частенько с горечью приговаривала мама, всплескивая руками и прикладывая их к груди. Когда же скромные жители городка N. в одночасье узнали, что Лена поступила учиться на факультет прикладной математики и процессов управления столичного университета, то радости их не было границ. До позднего вечера звучали песни, текли ручьи горилки и щедро сыпались поздравления в адрес счастливых родителей.

В университете Лена также не отличалась особым рвением к учебе. Обеспокоенная проблемой лишнего веса, много курила, периодически садилась на диеты и посещала занятия аэробики. Однако заметных изменений от подобных самоистязаний ее фигура не испытывала, ибо все эти порывы, как правило, заканчивались самостоятельно съедаемым Киевским тортом, который сводил на нет изнурительные недели голодания и тренировок. Зато ее округлые формы, свойственные благополучным жителям центральной Украины, бархатный грудной мелодичный голос и правильные красивые черты лица оказывали на многих преподавателей гипнотическое воздействие. Отчасти поэтому сессии Гордеева сдавала довольно легко и умудрялась получать при этом хорошие оценки.

Одним из наиболее ярких предметов, которые надолго запоминался выпускникам факультета был цикл лекций под названием "Теория функций действительного переменного", или кратко -- ТФДП, -- плод необузданной фантазии и бессонных ночей ведущих математиков мира. Вел его жизнерадостный, веселый человек, слишком увлеченным своим любимым делом, чтобы обращать внимание на собственный неряшливый внешний вид. Звали его Геннадий Андреевич. Он весьма нескромно, но, вероятно, вполне обоснованно считал, что лучше него в Украине никто не знает этот предмет, а потому получить положительную оценку на экзамене ставало огромной проблемой даже для круглых отличников и редких подхалимов.

К любым жизненным явлениям Геннадий Андреевич подходил с мерками своей любимой науки. Даже женскую красоту преподаватель считал положительно определенной функцией на конечном интервале, которая, несомненно, где-то принимает наибольшее значение. Естественно, для каждой женщины -- свое. Доказывал это утверждение он весьма просто: если приблизить женское лицо максимально близко к глазам (для иллюстрации Геннадий Андреевич касался раскрытой ладонью кончика носа), мы, конечно, ничего не сможем сказать о красоте своей избранницы, т.е. значение функции в этой точке равно нулю. Такое же значение мы получим и на другом конце интервала, если удалим женщину достаточно далеко (и он левую руку, как козырек, прикладывал ко лбу, а правой резко указывал в даль). "Итак, функция на всем интервале непрерывна и положительно определена, -- торжествующе заключал он, слегка покачиваясь с пятки на носок и искоса поглядывая на Лену. -- А на его концах обращается в ноль, следовательно, существует ее наибольшее значение." Было очевидно, что у Лены функция красоты была исключением из этой теоремы и на всей области определения принимала для Геннадия Андреевича "очень положительное" значение, которое бесконечно возрастало при сокращении расстояния. Вероятно поэтому после личных бесед на всевозможных аттестациях, коллоквиумах, зачетах и экзаменах Гордеева имела у него единственные отличные оценки.

Сказать, что Гордеева не любила избранную специальность было бы не совсем правильно. Творцов электронного интеллекта она уважала, однако считала их слишком скучными и предсказуемыми людьми, не способными на безрассудство и необдуманные поступки. Свою лучшую программу Лена написала в конце первого курса на летней практике. Приложение позволяло поточечно строить графики многих двумерных функций на длинных перфорированных "простынях" для больших ЭВМ. К концу пятого курса она обогатила его возможностями изображения гиперболических, эйлеровых и других сложных функций. На защите диплома даже преподаватель теории программирования удивлялся, как могло в этой легкомысленной головке родиться столь много оригинальных идей. Чуть позже данное приложение было взято в факультетский Фонд алгоритмов и программ. Но Лена не была бы собой, если бы даже в этом важном и ответственном студенческом шедевре не упустила возможности сделать сюрприз будущим пользователям. Свое приложение она снабдила довольно оригинальным генератором случайных чисел, благодаря которому время от времени, при стечении определенных обстоятельств, где-нибудь рядом с построенным графиком появлялась одна из трех надписей с игривым оттенком: "Зайчик, привет от Леночки!", "Котик, вспоминай Лену!" или "Малыш, ты слишком настойчив!". Некоторые ленивые представители последующих поколений студентов, воспользовавшись ее программой в ночь перед экзаменом или лабораторной работой и не имея времени копаться в исходных текстах, вынуждены были уничтожать долгую память о Гордеевой, вооружившись острым лезвием и ластиком.

Но больше всего проблем во время учебы в университете доставляли Лене общественные науки. Чтение первоисточников классиков марксизма-ленинизма, а тем более, их конспектирование, мгновенно навевало на нее здоровый сон даже после четырех чашек крепкого кофе.

1 2 3 4 5 6


Оставьте комментарий