http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Автор:
Виталий Курманский
(Сергей Галушка)


Художник:
Александр Михнушов

Опубликовано в еженедельнике "Компьютерное обозрение" от 27 сентября 1995 г.


Иллюстрации

А ВДРУГ
повезёт?!

"Не в деньгах счастье", -- утверждают оптимисты, "… а в их количестве", -- добавляют скептики. Но, наверное, никто не станет отрицать, что те и другие хотят заниматься любимым делом и при этом иметь неплохой заработок. А найти хорошо оплачиваемую работу -- дело непростое. О своем опыте таких поисков я и хочу рассказать.

Моя активная учеба началась в восьмом классе физико-математической школы, а закончилась на третьем курсе университета. В течение остальных двух курсов и трех лет аспирантуры я усиленно забывал выученное. Правда, изредка напрягался, чтобы сдать кандминимум или пройти ежегодную аттестацию, но при этом каждый раз "выезжал" на прочном багаже старых знаний и навыках сдачи экзаменов.

Зарплата у меня была не то что небольшая -- на жизнь едва хватало. Hо зато куча свободного времени оборачивалась желанной свободой, позволявшей заниматься всем, чем хочешь. И если такое положение дел меня все же устраивало, то мою жену - безусловно, нет. И вот в результате ее ежедневных воспитательных проработок, требований взяться за дело и взываний к моей совести к моменту окончания аспирантуры я стал чувствовать себя как рыба на сковороде.

Справедливости ради, надо отметить, что настоящим двигателем прогресса является вовсе не наука, а ... женщина. Ибо сначала женщины "двигают" мужиков, а уже последние, в поисках спасения, двигают науку, которая, в свою очередь, и двигает прогресс. И если бы не женщины, то человечество сегодня (если бы, конечно, не жило в каменном веке) не пользовалось бы компьютером, а остановилось, к примеру, на древнегреческом абаке.

Hо вернемся к теме... Круто менять профессию не хотелось, а создавать что-то свое не было ни сил, ни возможностей. Я понимал, что на компьютерном рынке уже сложилась довольно устойчивая ситуация, когда стало очевидным, кто чем занимается и кто есть кто. Свободных мест и ниш без сильных и заинтересованных спонсоров найти было практически невозможно, и мне оставалось только одно: выгодно "продать" себя той или иной компании, что, скажу откровенно, вполне меня бы устроило.

Вскоре мне предложили работу в отделе компьютеризации известного государственного учреждения. Обещали приличную зарплату, целый ряд льгот и работу на "хорошей" технике. И я "клюнул". Первое время был доволен, здесь я встретил много квалифицированных специалистов, у которых было чему поучиться. Обещания насчет техники, льгот и, в некоторой степени, зарплаты были выполнены. Жена немного успокоилась, "сковорода" начала остывать. Каждый день я старался как можно быстрее выполнить ту работу, которую давало нaчальство, чтобы оставалось время "поковыряться" с какими-нибудь новенькими программными продуктами. А их вполне хватало на узле BBS. Когда я впервые попал на узел электронной почты, меня поразил слэнг двух молодых людей.

Их беседа напоминала разговор уголовников:

-- Слышь, Витек, -- радостно говорил один. -- Вчера у Паши слил с винта очень полезную тулзень для досовых сессий.

-- Да ты гонишь,-- отвечал второй, -- так поставь ее на мыло.

-- А недавно, -- продолжал первый, -- слабал на бормане для полуоси нехилую примочку -- вьюверок для бээмпэшников.

-- А мне виндюки больше нравятся. Вот сижу, клаву топчу.

Вскоре я с этими ребятами подружился. По сетям Internet и Fidonet они ежедневно "выкачивали" десятки мегабайт. И уж, конечно, недостатка в новом "софте" я не ощущал, было что "юзать" и "сэтапить". В ходе такого рода занятий я быстро накапливал определенный опыт, которому становилось тесно в рамках зарплаты обыкновенного государственного служащего. Оставаясь невостребованным, он ждал лишь повода, чтобы вырваться наружу в поисках своего применения. Таким поводом снова явилась жена, нежную шею которой крепко сдавил очередной виток инфляции.

И я снова засуетился в поисках работы. К этому времени особый интерес у меня вызывали сетевые операционные системы. Я стал искать в газетах объявления с предложением работы в различных "компьютерных" фирмах именно по такому профилю. Вскоре мои поиски увенчались успехом. Одной довольно известной фирме требовался специалист по локальным сетям. И я решил позвонить. Сквозь шум и треск в телефонной трубке мне удалось расслышать охрипший голос девушки, которая пригласила меня на собеседование и тщетно пыталась объяснить, как отыскать офис фирмы. Я пообещал, что буду к вечеру.

В поисках нужной комнаты я долго бродил по длинным мрачным коридорам еще в недавнем прошлом секретного HИИ. Дверь мне открыл слегка заспанный стриженый охранник в маскировочном костюме и ленивым жестом предложил пройти. После короткого ожидания по просьбе милой девушки-секретаря я попал в кабинет директора. В первые минуты мне даже не верилось, что я нахожусь в здании все того же HИИ. Подобную обстановку можно было увидеть лишь в голливудских фильмах. Hовая стильная офисная мебель и всевозможная оргтехника переливались в лучах заходящего солнца. Сам директор, молодой парень лет 28, сидел, откинувшись, в громадном черном кожаном кресле, курил, стряхивая пепел в хрустальную пепельницу причудливой формы, и говорил по радиотелефону, прижимая трубку плечом к уху.

Окинув меня небрежным взглядом, он предложил сесть и протянул анкету, при этом не переставая курить и говорить по телефону. Анкета поразила меня содержанием вопросов и подходила скорее для приема на работу секретаря-референта, нежели специалиста по локальным сетям. Hаряду с обыкновенными в подобных случаях вопросами об образовании и знании иностранных языков в ней почему-то сохранилась графа "Hациональность", а сразу же за ней следовал вопрос -- "Ваше хобби", вероятно, заменив собой графу о членстве в КПСС.

1 2 3 4


Оставьте комментарий