http://www.fotoword.com.ua/


Досье

"Мы из будущего-2"


Режиссеры: Александр Самохвалов, Борис Ростов

Оператор: Илья Демин

Сценарий: Александр Шевцов

Композитор: Александр Пантыкин

В ролях: Игорь Петренко, Владимир Яглыч, Алексей Барабаш, Дмитрий Ступка, Екатерина Климова, Владислав Резник, Денис Карасев, Иван Краско, Остап Ступка, Кирилл Полухин и др.

Сборы в России: $8 210 918

Февраль, 2010 г.

«МЫ ИЗ БУДУЩЕГО-2»:
приключения с душком

Итак, отдел Госрегулирования киновидеопроката Министерства культуры Украины, выдающий прокатные удостоверения, запретил к показу в стране российский фильм «Мы из будущего – 2». Решение, в общем-то, предсказуемое, хотя у нас все же надежда была…

Итак, отдел Госрегулирования киновидеопроката Министерства культуры Украины, выдающий прокатные удостоверения, запретил к показу в стране российский фильм «Мы из будущего – 2». Решение, в общем-то, предсказуемое, хотя у нас все же надежда была…

В субботу, 6 февраля, за пять дней до официальной премьеры в Москве, создатели фильма устроили показ рабочей DVD-версии картины для журналистов в Киеве, где нам удалось побывать.
От всех этих событий впечатления противоречивые, попробуем разобраться почему.

В последнее время война является одной из ключевых тем российского кинематографа. Безусловно, мотивы войны позволяют легче обострять драматическую ситуацию, четче проявлять борьбу темы и контртемы, быстрее раскрывать характеры главных героев. Оружие в кадре само по себе создает высокий накал драматизма – чтобы достичь подобного эффекта прочими художественными приемами, нужно иметь, как минимум, талант. Именно поэтому, тема войны часто используется для создания кассовых фильмов, быстрого «отбития» вложенных средств, а также для всякого рода спекуляций.

Великая Отечественная война – широко известный трагические страницы нашей недавней истории. Именно эта известность и, в частности, навязанные с детства стереотипы нередко создают иллюзию простоты воплощения этой темы на экране, и порой мешают взглянуть на ряд событий тех лет по-иному. Казалось бы, еще живы свидетели войны, а поколенческая память притупляется – и правнуки павших торгуют их боевыми наградами без особых угрызений совести, с удовольствием носят форму СС и козыряют тату с изображениями свастики.

Безусловно, эту память нужно периодически обновлять. И фильм «Мы из будущего» (режиссер Андрей Малюков) это сделал органично и ненавязчиво, отсюда его популярность. Фантастическое перемещение современных героев в годы Великой Отечественной войны позволило ребятам «вкусить» цену наград. Замечательный лейтмотив.

Фильм «Мы из будущего – 2» совершенно иной. Он снят другими режиссерами (Александром Самохваловым и Борисом Ростовым), и в нем задействован значительно обновленный актерский ансамбль, хотя команда продюсеров осталась прежней. Тема войны в новой ленте совершенно утилитарна: герои сплачиваются не вокруг глобальной переоценки исторических событий в прошлом, а лишь с целью вернуться в будущее.

Фабула картины прозрачна и ясна. Изначально враждебно настроенные друг против друга ребята (условно, «москали» и «хохлы») участвуют в военных играх, посвященных годовщине Львовско-Сандомирской операции, естественно, по разные стороны баррикад. В итоге, волею сценариста они оказываются в 1944 году. Вначале ребята попадают в плен к Украинской повстанческой армии, где их вместе с мирными жителями пытаются расстрелять украинские националисты, затем в лапы Красной Армии, где ребят желают пустить в расход коммунисты как врагов и диверсантов, а затем их окружают фашисты. Герои понимают: им нужно держаться вместе, чтобы преодолеть все трудности и вернуться в будущее. Лейтмотив понятен и соответствует курсу российской политики.

Итак, в нижней точке истории (в «яме» фильма, по словам продюсера Людмилы Кукобы) находится эпизод массового расстрела мирных жителей, лояльно настроенных к Советской власти, воинами УПА (символично, что расстрел происходит именно в яме). В контексте данного фильма эта сцена является неуместной: во-первых, она является слишком реалистичной для поверхностной приключенческой истории, а во-вторых, достаточно спорной с исторической точки зрения.

Прав был Довлатов, когда говорил: «После коммунистов, я больше всего не люблю антикоммунистов». Зверства и преступления обоих, по сути, равнозначны. Никогда мы не сможем распутать этот клубок, понять, кто прав был там, кто виноват, кто был своим, а кто чужим. Пора начинать жить сегодняшним днем, искать общие точки соприкосновения. В общем-то, к этому выводу в итоге приходят и создатели фильма, и очевидно пришли в Министерстве культуры Украины. Но адекватны ли средства и выводы?

Между эпизодом, где воины УПА, расстреливают мирных людей в яме, и последующей сценой, где комиссары Красной Армии стремятся пустить «в расход» с их точки зрения обычных военных преступников, лежит пропасть – они существенно разнятся по трагическому накалу, и как следствие, по претензиям и замахам на историческую достоверность. Возможно, для героев фильма цена этой пропасти – их собственная жизнь, но для зрителей: это уже вопрос смены стереотипов в оценке исторических событий, который из личностного вырастает в национальный и даже в политический.
Безусловно, рассказывать о войне можно в любом жанре. Всем известны отличные комедийные, приключенческие, реалистичные фильмы о войне. Главное изначально заявить зрителю о своих намерениях, и он наверняка примет правила вашей игры. При этом важно соблюдать пропорции и границы жанра.

Задача комедии – дать возможность зрителю от души посмеяться. Задача реалистичного фильма – заставить задуматься, переосмыслить те или иные события, сломать стереотипы. Задача приключенческого кино – позволить зрителю сопереживать достаточно прозрачным и прямолинейным чаяниям главных героев. Поэтому в приключениях слишком много условностей, схем, стереотипов. Они лишь создают тот необходимый фон, на котором развиваются перипетии героев. Расстрел в яме мирных жителей в данном контексте – это диссонанс, нарушение границ и пропорций. Безусловно, в приключениях такие эпизоды проходят на «ура», но лишь в том случае, когда речь идет о вымышленных племенах туземцев, без явных исторических параллелей.

Путешествия во времени – элемент фантасмагории, что уже само по себе лишает любую историю определенной доли серьезности и достоверности.

1 2


Оставьте комментарий