http://artslava.com/


Досье

Сергей Юрский


родился в 1935 г., учился на юрфаке Ленинградского госуниверситета. В 1955 г. поступил на актерский факультет Ленинградского театрального института им. А.Н.Островского (мастерская н.а. России Л. Макарьева). Еще будучи студентом, в 1957 г., был принят в Ленинградский Большой драматический театр. В 1979 г. Сергей Юрский переехал в Москву и пришел работать в театр им. Моссовета. В 1992 г. он собирает компанию актеров-единомышленников "АРТель АРТистов". Одновременно с работой в театре им. Моссовета Юрский играет на сцене МХАТ им. А.П.Чехова и в театре Школа современной пьесы. Сергей Юрский ведет обширную концертную деятельность. Много работает за рубежом, в частности в Японии, Франции, Бельгии.

Публикуется впервые

ПРАКТИЧЕСКИЕ
небеса

Как ни прискорбно, но сегодня сериалы всё сметают на своем пути. И такое явление, как "Фабрика звезд" -- штука, увы, небезобидная. Оно уничтожает саму профессию актера. Сегодня очень многие актеры тратят баснословное количество времени на участие в таких проектах, как "Танцы на льду". Меня удивляет, что они запросто выбрасывают полгода жизни на несвойственное для себя дело, и все это демонстрируется не как хобби, а как заявление. С таким же успехом можно было бы выпустить проект "Православная литургия со звездами" или "Полосные операции со звездами". Это бы разожгло еще больший интерес!

Предлагаем вашему вниманию мастер-класс народного артиста России, сценариста, режиссера, автора множества книг и статей Сергея Юрского, который он провел в рамках Киевского международного кинофестиваля "Молодость'36"

Начну нашу встречу с небольшого вступления. Психологически я отошел от кинематографа, с которым, конечно же, был тесно связан всю жизнь. Не скрою, что во многом разочаровался в нем, как, впрочем, и он во мне. Я также не занимаюсь педагогикой, поскольку русская театральная педагогика, как и профессия актера, которой я отдал более пятидесяти лет, находятся на грани исчезновения. Сегодня я достаточно плодотворно работаю в театре абсурда -- как классического, так и современного. Я играю в пьесах Эжена Йонеско "Стулья" и Игоря Вацетиса "Предбанник". Самой интересной для меня работой является роль Сталина в моей собственной постановке по пьесе Иона Друцэ "Вечерний звон". В этот раз я приехал в Киев, чтобы дать концерт под названием "Домашние радости" -- этот авторский вечер является своеобразным "пробегом" по классике XX века.

Исходя из этого у многих из вас, очевидно, возникнет предположение, что говорить нам не о чем, и станет закономерный вопрос: "Что же мы будем делать сегодня?". Вы можете смело сказать: "Да, этот человек играл Остапа Бендера, но в постаревшем Юрском уже очень трудно узнать этого героя". Вы также можете вспомнить роли в фильмах "Место встречи изменить нельзя" и "Любовь и голуби", но этим картинам тоже очень много лет. Таким образом, вам решать, стоит ли подобным образом коротать этот вечер или лучше найти другое, более полезное занятие. Хотя, быть может, вы захотите опровергнуть то, что я сказал, и мы найдем с вами общие темы для разговора, например, в области литературы. Кстати, я написал 15 книг, о которых, наверное, не многие слышали.

Итак, если вы все же решились остаться, давайте начинать диалог.

Над чем вы сейчас работаете?

Не так давно мы поставили пьесу Вацетиса "Предбанник" в Театре Моссовета, которую сейчас играем с большими трудностями из-за болезни ведущих артистов.

Вышеупомянутая программа "Домашние радости" представляет собой цикл песенок, с помощью которых я хочу ввести киевлян в атмосферу новогодних праздников. Сегодня Новый год отмечают как-то слишком клубно, а раньше стремились встретить по-домашнему. И так было во все времена страха и несвободы. На кухне у ёлочки велись самые откровенные и содержательные разговоры. Мы собирались и сочиняли песенки, в которых отражались все наши тревоги и мечты, в которых мы изливали душу, мимоходом пророчествуя события грядущих лет.

Вот эти самые песенки, собранные за последние 20 лет, вошли во второе отделение программы. Весь цикл начинается с поэзии Бунина и Бабеля. Я неслучайно выбрал эти две заметные фигуры из целой плеяды ярких личностей ХХ века (кстати, мы с вами, так или иначе, принадлежим прошлому столетию) -- они задают тон повествования. И уж только потом я рискую говорить от собственного лица.

Что для вас значит сыграть роль Сталина? Пытаетесь ли вы оправдать или осудить его?

Прежде всего, я пытаюсь его понять. В одном из последних номеров журнала "Континент", который издается в Москве, я опубликовал статью "Тени", описывая ощущение от существования в "теле" Вождя народов после полутора лет исполнения этой роли. Меня очень давно беспокоит тема "Сталин и сталинизм". Я считаю, что это две разные вещи. Сталинизм существовал еще до появления Сталина, и со смертью вождя сталинизм не исчез. И это вовсе не голая теория, это я ощутил из взаимоотношений со зрительным залом, на основе того, как относятся люди к этой очень неоднозначной личности. Одни по привычке боятся, другие -- ненавидят, третьи -- осуждают. Однако по ходу спектакля все меняется. Сталин и сам оказывается жертвой сталинизма, поскольку это явление сильнее любого человека. Казалось, бы абсурд! Но в этом как раз и заключается парадокс того времени.

От каких ролей вы старались отказываться?

Однажды в Одессе я получил комплимент, который по сей день считаю самым дорогим в жизни. Мы играли там спектакль "Железный класс" по пьесе Альдо Николаи. Самолет приземлился очень поздно, и мы добрались до сцены за полтора часа до начала спектакля. Ко мне в гримерную рвался какой-то человек: как его не упрашивали, как его не отталкивали, он не хотел уходить. В конце концов, я все же решил ему уделить несколько минут. С характерным одесским акцентом он сказал: "Знаете, за что я вас уважаю? За то, что вы не снимались в лишних фильмах!" Таким образом, могу сказать, что я отказался от всех ролей, кроме тех, которые сыграл.

Как вы все же определяли те роли, которые стоило играть?

Определяющих факторов было много. Каким бы ни было советское время, но у нас всегда имелся определенный выбор. Он был невелик, поскольку многое диктовалось сверху. Но он все-таки был! Это касается выбора амплуа и профессии. Сегодня же выбор нередко замещается соблазном. Вообще, искушений сегодня очень много, и они крайне опасны. Неудачно сыграть роль -- это одно, а заключить контракт на трехсотсерийную мыльную оперу -- это совершенно другое. Это огромный кусок жизни в подчинении определенному нехудожественному режиму! Однако сегодня об этом мечтает большинство молодых актеров. В России в 2005 году было снято 240 сериалов -- невероятно большое количество работы для актеров. Хотя эту работу очень трудно назвать актерской. Игру второстепенного персонажа в трехстах сериях невозможно сравнить с участием в эпизоде спектакля репертуарного театра прошлых лет. Когда человек играл эту маленькую роль четыре раза в месяц, он имел право на то, чтоб совершенствоваться, делать выбор, жить, наконец. А при ежедневных съемках остается время только на то, чтобы радоваться гонорарам.

Как ни прискорбно, но сегодня сериалы всё сметают на своем пути. И такое явление, как "Фабрика звезд" -- штука, увы, небезобидная. Оно уничтожает саму профессию актера. Сегодня очень многие актеры тратят баснословное количество времени на участие в таких проектах, как "Танцы на льду". Меня удивляет, что они запросто выбрасывают полгода жизни на несвойственное для себя дело, и все это демонстрируется не как хобби, а как заявление. С таким же успехом можно было бы выпустить проект "Православная литургия со звездами" или "Полосные операции со звездами". Это бы разожгло еще больший интерес!

Почему вы сегодня отдаете предпочтение театру?

1 2 3 4 5

Света - 12.01.2011 
Здравствуйте, нравится как вы пишете и очень много интересного на вашем сайте!

Оставьте комментарий