http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Валентин Черных


родился 12 марта 1935 г. Окончив ФЗУ, работал на судостроительном заводе, потом был литсотрудником в различных газетах. В 1967 г. окончил ВГИК, а в 1968г. -- курсы режиссеров телевидения. Для кино начал работать в 1963 г., написав сценарий документального фильма "Земля без бога". В художественном кинематографе дебютировал в 1973 г. фильмом "Человек на своем месте". В 1975 году Валентин Черных совместно с режиссером Евгением Матвеевым и писателем Петром Проскуриным создал сценарий к фильму "Любовь земная". Но самый известный фильм, поставленный по сценарию Валентина Черных -- это "Москва слезам не верит", вышедший в 1980 г. и получивший премию Американской киноакадемии как лучшая иностранная картина.

Опубликовано
в журнале DFOTO №10, 2007 г.


Иллюстрации

МАСТЕР ИСТОРИЙ:
о щуке, карасях и рецептах

Валентин Константинович, существует ли рецепт хорошего кино?

Сегодня, когда технические средства съемки фильмов, с одной стороны, чрезвычайно сложны, а с другой -- необычайно просты в управлении, режиссурой заниматься может практически каждый. То есть если человек смотрит фильмы как минимум с пяти лет, то тогда даже без какой-либо специальной подготовки он довольно быстро усвоит основные правила создания хорошего кино. Но существует один момент. Вот вы заходите в зал, идет фильм, вы садитесь в кресло, смотрите десять минут и говорите: это сделал настоящий режиссер, причем это определяется сразу. Что это за чудо, я по сей день понять не могу: почему один человек талантлив от природы, а у другого ну все есть, а ничего не получается.

Нечто подобное происходит, когда вы раскрываете книгу и с первых строк понимаете: это очень хороший писатель -- какое владение словом, какие интересные ассоциации! И вдруг ощущаете, что вы тоже можете писать так же или еще лучше. Дальнейшей задачей и является попробовать найти себя, понять, будете вы хорошо писать или хорошо снимать. Но нужно абсолютно четко определиться с этим - поверьте моему опыту, и именно это я в первую очередь предлагаю сделать своим студентам во ВГИКе, поскольку насилие в творчестве очень опасно.

Другими словами, научить ничему нельзя? Все закладывается природой?

Отшлифовать можно, как алмаз. Раньше нам всегда внушали, что нужно стараться, надо прилежно учиться, надо знать это, это и это… А вот сидит какой-то обалдуй -- ни того не знает, ни сего, и занятия пропускает, а пишет хорошо или снимает великолепно. То есть ваша задача -- определить, в чем вы сильны, в чем слабы, а в чем никуда не годны, и не надо пытаться что-либо преодолевать. Нужно определить свой потенциал, оценить свои возможности. Как только вы сможете это сделать, вы и вырулите именно на свою тему, и у вас будет все в порядке, поверьте.

Предположим, человек пишет хорошие диалоги, значит, надо и продолжать писать диалоги. Если при этом другое не получается (конечно, нужно стараться это исправить), можно и позаимствовать у кого-то, пойти на соавторство. Замечу, что и режиссер, и сценарист -- воровские профессии. Вы все время находитесь в состоянии поиска. Кто-то сказал удачную фразу -- замечательно, потом она войдет у вас в один из сценариев. Я не считаю, что это прямо-таки криминальное дело, никто за это не привлечет по статье. Но у вас, конечно, как у всякого вора, должен быть определенный предел. Если вы начнете воровать "под Германа" или "под Соловьева", то скажут: ну вот, все понятно, это стилистика Германа или Соловьева, и своего здесь ничего нет".

Часто ли приходится у сценаристов наблюдать кризис сюжета? Как его преодолеть?

У сценаристов есть такая тенденция: к третьему курсу во ВГИКе все выписываются, и к диплому им уже нечего представить. Признаюсь, я и сам прошел через это: надо делать диплом, а мне нечего писать, нет сюжета, и я вынужден был взять документальную основу. Однако это добром не кончилось: я защитился, но этот сценарий поставили через 18 лет. Таким образом, этот вот кризис сюжета, кризис поиска в определенный момент наступает у каждого. И я был в такой ситуации, но при этом старался находиться в состоянии, которое я обычно называю "позицией щуки, лежащей в тине на дне".

По характеру я человек несуетливый. Некоторые значительно более энергичные люди быстро что-то схватывают, в частности на различных тусовках. Надо признать, для кинематографиста такие мероприятия очень важны, потому что без них не бывает кино. Писатель или сценарист еще может не участвовать в этом процессе. Но все равно это крайне необходимо. Нужно смотреть фильмы, знакомиться с актерами, режиссерами, следить за их творчеством. Вот эта непрерывная, так называемая светская жизнь на самом деле -- необходимая составляющая профессионального уровня. Коммуникабельность, т. е. умение завязывать контакты и сохранять какие-то наработанные связи -- это основа профессии. Человеку некоммуникабельному выжить в кино довольно сложно. Поэтому посмотрите на свой характер: если вы немножко углублены в себя, требуется наработать определенную раскованность. Часто говорят, что в кино выживают не за счет таланта, а за счет дурного характера.

Так вот, когда наступает кризис сюжета, я, повторяю, впадаю в состояние щуки: не делаю резких телодвижений, но я все время с раскрытой пастью, всегда, где бы я ни был - на вечеринке, дома, с кем-то пьешь, разговариваешь, ругаешься, это не важно! У меня есть своя сверхзадача -- не пропустить: вот если этот "карась" проплывает, я его обязательно схвачу, я не пропущу любопытный сюжет, фразу, сцену. Я постоянно нацелен на поиск сюжетов. Это как если человека укусит собака и после этого он начинает бояться собак. Я перенес примерно такую же травму, когда у меня не было сюжетов. И первое, что я сделал, это привел себя в готовность к считке, а второе -- стал регулярно вести дневник. Каждый вечер я записываю в нем впечатления от каких-то интересных встреч, какие-то оригинальные репризы.

И много у вас дневников?

Толстой тетради мне хватает на год. У меня своя система шифровки. Сегодня я открываю свои дневники и утверждаю, что без особых усилий смогу написать более сотни рассказов. У меня есть сюжеты, все они зафиксированы на бумаге. Это все накапливалось и складировалось -- это очень важно, поскольку рассчитывать на свою память не приходится, со временем все забывается, уплывает. Вспомнили, подумали, поговорили -- записали. Замечу, что это важно не только для сценаристов, но и для режиссеров, потому что они очень часто помогают в создании сюжета, участвуют, подсказывают или даже навязывают свою точку зрения.

Во ВГИКе мы учим писать дневники и по окончании каждого курса требуем их наличия у студентов. Правильно вести дневники -- это настоящее искусство, не так как делал Николай II: "Стояла солнечная погода, стрелял ворон. Было хорошее настроение". Привычка рационального и практичного ведения записей вырабатывается с годами.

Был такой классик сценарного дела Будимир Метальников. В какой-нибудь ситуации или беседе он вдруг говорил: "Это мое, это я записал, я об этом пишу". То есть сразу как бы предупреждал: "Не трогайте!" Он был замечательным писателем, очень тонко чувствовал лексику, фразу, но не мог придумать сюжет. И даже не скрывал этого: мол, что нашел -- то мое! Правда, с годами он поборол это в себе.

Основываясь на вашем преподавательском опыте, скажите, откуда обычно студенты берут сюжеты?

1 2 3 4 5


Оставьте комментарий