http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Кира Муратова


родилась 5 ноября 1934 г. в бессарабском селе Сороки (ныне -- Молдова). Изучала филологию в МГУ, в 1959 г. окончила режиссерский факультет ВГИКа (мастерскую Сергея Герасимова и Тамары Макаровой). Как сценарист и режиссер Муратова дебютировала в 1962 г., совместно с Александром Игоревичем Муратовым поставив короткометражный фильм «У Крутого Яра», а через два года, с ним же, сняв полнометражную ленту «Наш честный хлеб». Уже первыми своими фильмами «Короткие встречи» и «Долгие проводы» она заявила о своем интересе к современной нравственной проблематике и неоднозначным человеческим характерам. Среди наиболее заметных ее работ -- «Перемена участи»и «Астенический синдром», ленты, привлекшие к себе значительное внимание критики и общества.

КУЛЬТИВИРУЯ
веру в случай…

Предлагаем вашему вниманию мастер-класс Киры Муратовой, который она провела в рамках "Школы талантов" Киевского международного кинофестиваля "Молодость'36"

Сразу должна предупредить вас, что я не обладаю особыми педагогическими способностями и не очень люблю публичную сторону своей профессии. Поэтому давайте начнем с вопросов.

Когда вы осознали, что хотите быть режиссером? Был ли какой-то переломный момент?

Это произошло не сразу, были определенные ступенечки. Все началось с обычной самодеятельности, именно тогда я стала заниматься режиссурой. Для меня не было ничего более приятного, чем стоять за кулисами и управлять тем, что происходит на сцене. Ты как бы дергаешь за какие-то ниточки, но тебя невидно, ты -- незрим, это сродни ощущению тайного лидерства. В этом и заключалась прелесть! Потом я услышала про ВГИК и мастерскую Сергея Герасимова, моего будущего руководителя. Вообще, все произошло случайно. В моей семье родственных талантов не наблюдалось.

Вы верите в случай?

Я культивирую веру в случай, и в своей работе, что называется, подставляюсь случайностям. Если даже у меня уже все есть, актеры утверждены на роли, и вдруг придет некто с улицы и заявит: "Я хочу играть у вас главную роль", я не скажу ему "до свидания". В первую очередь, я его выслушаю, вдруг он мне что-то подскажет?

Случай для меня очень важен. Я не принадлежу к такому типу режиссеров, как, например, Рене Клер, которые могут иногда утверждать: "Фильм уже сделан, он создан в моей голове, осталось его только снять". Это не мое кредо. Я до самого конца работы над фильмом верю во всякие случайности, которые могут существенно повлиять на финал.

У вас снимаются как профессиональные, так и непрофессиональные актеры. Чем отличается профессионал от непрофессионала?

Если это непрофессионал, я должна его раскрыть. Такой актер сравни кувшину, из которого надо попытаться вылить его содержимое. Я всегда боюсь вспугнуть нечто очень хрупкое, что может спонтанно возникнуть в человеке. Боюсь заранее навязать ему то, что я жду от него. Я никогда не говорю о таких вещах как идея и цель, не ищу всякие там зерна истины, не ставлю сверхзадачи. Также никогда не "гружу" актера собой с самого начала. Моей целью является создать ему свободную и легкую атмосферу, чтобы он получил удовольствие, раскрываясь непроизвольно как цветок. Если я сразу укажу ему направление, то какие-то уникальные скрытые в нем вещи могут так и остаться под замком. Он будет стараться угодить мне, и все самое ценное и прелестное так и останется неразгаданным.

В работе с непрофессиональными актерами нужно всегда стараться создавать им такие условия, чтобы они получали максимум удовольствия от рабочего процесса. Когда они входят во вкус, в них начинает проявляться то, что заложено, что можно назвать дарованием, каким бы узким или широким оно ни было. Есть непрофессионалы, которые могут превосходно сыграть только одну маленькую роль, и больше -- никогда и ничего. В противном случае, они всегда будут повторять один и тот же образ.

Что касается актеров профессиональных, то я также не люблю давить на них как режиссер, когда это не нужно. Многие актеры делают все замечательно еще в самом начале, иной раз лучше, чем мне необходимо. Однако у некоторых нередко возникает чувство, что я с ними недоработала. Актеры хотят, чтобы режиссеры уделяли им как можно больше внимания. Например, прекрасная актриса Алла Демидова идеально подходила для своей роли. Мне не нужно было давать ей лишние указания. Но ей все время казалось, что она не справляется со своей, на первый взгляд, бытовой ролью. Она говорила: "Я не бытовая актриса, быт играть не могу". Мне было ее очень жалко. Между нами была определенная недосказанность. Это нередко приводит к тому, что актеры чувствуют себя уязвленными. Только когда фильм уже был снят, актриса "оттаяла".

Развиваете ли вы сегодня в себе какие-то особые качества?

Все, что могла, я уже развила, заполнила свой контур. Я знаю, что могу сделать, а что у меня не получится. Я понимаю, куда мне нет необходимости соваться, и что мне нужно заменить в случае, если у меня что-либо не получится. У каждого человека, у каждого существа есть свой контур. Он иногда крайне извилистый: в одном месте достигает невиданных вершин и тут же рядом срывается в бездну какого-то незнания. Его формирование происходит еще на первых этапах работы, когда необходимо понять, кто ты есть на самом деле, и что тебе дано. Здоровый организм всегда попытается вывести человека в нужное русло, если натура оптимистическая (а я себя считаю именно такой).

Очень важным является умение сосредоточиться. Раньше лошадям надевали специальные шоры, чтобы они не видели лишнего. Человек должен уметь надевать на себя подобный элемент одежды. Зачастую, если человек все же решился на что-то и публично об этом заявил, начинается второй этап сомнений. Отступить -- это поставить себя в очень невыгодное положение.

Я вспоминаю, как снимала фильм о стройке. Я приезжала домой, закрывала шторы и начинала думать об определенном фрагменте сценария. Человеку свойственно искать пути отступления. Иногда это может выражаться в банальном питье кофе. Насильно заставляю себя сосредоточиться на поставленной цели. Это сравни тому, как заводится двигатель машины -- необходимо приложить усилия для того, чтобы организм заработал, и тогда сосредоточение рождается само собой.

Чем обусловлен кризис украинского кино?

Мне очень сложно дать ответ на ваш вопрос. Для начала хочу уточнить у вас, был ли в украинском кино подъем? Как я понимаю: нет денег, значит, и возможностей для развития тоже нет. Когда в Украину начнут привлекаться режиссеры со всего мира, возможно, все изменится. Если мы сможем пройти путь, схожий с тем, что прошел Голливуд в период своего становления, то результат не заставит себя ждать. Но всякий процесс должен иметь начало.

Но ведь были же Параджанов, Довженко...

1 2 3 4


Оставьте комментарий