http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Александр Адабашьян


замечательный сценарист, художник, актер и режиссер, родился 8 марта 1945 г. Окончил Московское высшее художественное училище. В кино работает с 1974 г. Вместе с Н. Михалковым Адабашьян написал сценарии фильмов "Неоконченная пьеса для механического пианино", "Пять вечеров", "Несколько дней из жизни Обломова". Кроме того, он вместе с А. Д. Самулекиным был художником-постановщиком этих же фильмов. Как художник он участвовал и в создании многих кинолент Н. Михалкова, в том числе "Свой среди чужих, чужой среди своих". Роль дворецкого Бэрримора в сериале о Шерлоке Холмсе и знаменитая фраза "Овсянка, сэр!" неожиданно стали для Александра Артемовича своеобразной визитной карточкой на долгие годы. Адабашьян тесно работал с Балаяном, Янковским, Масленниковым, Лебешевым, и этот список можно продолжать и продолжать.


Иллюстрации

МАСТЕРСТВО
переплавки слова в действие

Прежде всего скажу, что у меня нет никакого специального литературного образования, т. е. меня никто не учил писать сценарии. По образованию я художник, и все мои кинопрофессии появились лишь тем единственно верным способом, которым можно научиться: я начинал подмастерьем при хороших мастерах.

Неискусство кино


Сегодняшний разговор мне хотелось бы начать с такого постулата, что кино -- это вообще не искусство. Перефразируя Ленина: "Из всех неискусств для меня важнейшим является кино". Кстати говоря, как человек любопытный -- а это выражение в свое время употреблялось очень часто -- я не поленился, полез в полное собрание сочинений вождя пролетариата, в конце там есть предметный указатель и по любому поводу, по которому Владимир Ильич высказывался, есть сноски, где это было. И вот я обнаружил, что в своих произведениях кино он упоминал всего четыре раза, но нигде этой цитаты не было. Какого она происхождения -- неизвестно. Существует легенда, что это он сказал в устной беседе с Луначарским, причем эту фразу обычно приводили не полностью, в первоначальном виде она выглядела так: "Из всех искусств для нас важнейшим является кино, ибо народ наш безграмотен."

Но я вовсе не пытаюсь базироваться на словах Владимира Ильича. Смысл моей "доморощенной" теории состоит в другом. Вот смотрите, все искусства -- живопись, литература, театр, хореография и др. -- не имеют точной даты рождения, по сути, это форма естественной человеческой потребности в самовыражении. Когда в далеком прошлом какое-то племя съедало соседнее, то по этому поводу устраивались пляски. Кто-то заваливал мамонта и это фиксировал углем на стене. И ни одно из этих искусств не требовало каких-то специальных средств для воплощения. Условно говоря, если у вас есть идея театра и этот театр жизнеспособен, то, в конце концов, если вам не предоставили помещение или выгнали из него, вы можете работать на улице. Для того чтобы писать стихи, вообще ничего не нужно! Их можно сочинять и запоминать, как Солженицын в тюрьме запомнил целую пьесу. Другое дело кино: если из него "вынуть" два конкретных изобретения братьев Люмьер -- пленку и камеру, оно просто перестанет существовать. То есть у него есть конкретная дата рождения и, как следствие, должна быть конкретная дата смерти. А если цитировать Льва Николаевича Толстого, что жизнь не уничтожается, а только видоизменяется смертью, то кино бесконечно видоизменяется, бредя вслед за техническим прогрессом, той же самой пленкой и камерой.

Есть такая хорошая книжка Тынянова "Поэтика литературы и кино", там он научно обоснованно доказывает, что кино, выработавшее свой язык, с появлением звука прекратит свое существование. Другими словами, звук изменит его до неузнаваемости. Но время показало, что звуковое кино пока живет и процветает. То же самое говорили и о появлении цвета. А если экстраполировать это дальше, учитывая достижения технического прогресса, то можно утверждать, что уже сегодня электронные носители практически полностью заменили пленку, а завтра, несомненно, появится возможность изготавливать синтетических артистов. Кстати, уже снята картина, где синтезировали погибшего или умершего артиста. В перспективе, и я думаю уже не очень далекой, каждый сможет дома сам сочинять и снимать фильмы. Отсканировав пару-тройку фотографий -- соседа и, скажем, Мэрилин Монро, -- вы легко смонтируете любовную историю.

Таким образом, очевидно, останется только одна профессия -- драматургия, поскольку все равно нужно будет выдумывать истории. Как бы технически они ни осуществлялись -- с участием оператора, режиссера или без них, один ли человек все это будет делать, -- все равно нужно будет уметь рассказывать истории. Следовательно, драматургия -- это основополагающая составляющая кинематографа.

Овеществление слова


Знаете, чем отличается кино от театра? В театре вы смотрите, а в кино вам показывают. В театре вы вольны смотреть куда хотите. Если вы пришли полюбоваться декорациями Добужинского в спектакле "Месяц в деревне", ва с совершенно не волнует, что там выделывают артисты на первом или втором плане. Если сегодня ваш приятель дебютирует в театре и стоит с алебардой у третьей кулисы, вы будете не отрываясь смотреть на него -- на первом плане там будут бушевать страсти, вас это не волнует. В кино у вас такой возможности нет. Вам показывают то, что выбрал режиссер и драматург, и в той крупности, в которой они захотели. Вам может быть интересно, что за драка происходит где-то за кадром, но вам придется наблюдать реакцию героя на нее, поскольку режиссеру она в данный момент важнее. И это все тоже драматургия.

Но если говорить о кинодраматургии, то самое сложное и самое важное -- это перевод слова в действие. В драматургии нет тех возможностей, которые есть в литературе. Яркий пример -- гоголевский "Нос". Эту повесть неоднократно пытались представить на экране и в анимации, и в игровом кино, и даже средствами иллюстрации, но ничего путного не вышло, потому что это стопроцентная литература. То Нос в кармане квартального надзирателя, то он в мундире садится в дилижанс и собирается ехать в Ригу, то он в Казанском соборе, то он в пироге. Как только вы попытаетесь овеществить этот сюрреализм, как только изготовите, скажем, картонный нос, и он на ножках будет бегать по реальному интерьеру Казанского собора, все разрушится, поскольку это прерогатива стопроцентной литературы. Таким образом, не всякое литературное произведение может быть перенесено на экран.

Когда не было кино, переводом литературы на язык образов занималась еще и живопись.

1 2 3 4 5 6


Оставьте комментарий