http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Пит Тёрнер


Пит Тернер был штатным фотографом таких авторитетных журналов как National Geographic, Esquire и др.; разрабатывал рекламы для полусотни всемирно- известных фирм, включая American Airlines, BMW, Fujifilm, General Motors, IBM, Kodak, Nikon, Panasonic, Philip Morris, Revlon, Volkswagen, Rolls Royce; имеет несколько десятков престижных наград в области фотографии; его работы постоянно экспонируются в самых известных художественных музеях США, Европы и Японии; по версии PDN Пит вошел в двадцатку наиболее влиятельных фотографов во всем мире.
Его фотографии выделяются ярко выраженной графич- ностью и необыкновенной насыщенностью цвета, по этой причине их иногда сравнивают с плакатами.

Опубликовано в журнале DFOTO, №6, 2008 г.


Портфолио

Сайт фотографа

ТЕРРИТОРИЯ
цвета

То, что вы творите с цветом – это просто потрясающе! Насколько нам известно, вы увлеклись цветной фотографией в 14 лет, скажите, что послужило толчком к этому в далеком 1948 году?

Моими первыми объектами съемки были, в основном, цветы и фейерверки, в общем, все, что было ярким и разноцветным. Это были не очень удачные снимки. Я хорошо помню, как однажды мы с мамой пошли в супермаркет и забрели в отдел, где были выставлены на продажу картины, написанные акварелью. Я был потрясен тем, как идеально сочетались на этих полотнах самые разнообразные цвета. Увиденное оставило неизгладимое впечатление. Кроме того, я очень любил собирать почтовые марки: они были разноцветными и имели различные формы, пожалуй, эти незатейливые картинки начали формировать мой эстетический вкус.

Но изготовление цветных фотографий в домашних условиях – дело нешуточное, и далеко не каждый фотограф (а тем более ребенок!) шел на такие эксперименты.

Во времена моего детства у одного из моих соседей была своя фотолаборатория. Впервые ее посетив, я несколько дней пребывал в диком восторге от увиденного: было нечто волшебное в том, как при свете красной лампы рождалось «чудо» черно-белой фотографии, а сам сосед мне казался настоящим магом.

Потом родители мне выделили отдельное помещение в подвале нашего дома для создания собственной фотолаборатории, где я в последствии хорошо изучил принципы формирования черно-белых снимков. Однако со временем мне этого показалось мало, и я решил освоить совершенно новый процесс – получение цветных фотографий. Путем многочисленных экспериментов я добился успеха. В школе я делал снимки для стенгазет и выпускных альбомов, и постепенно фотография стала для меня намного бoльшим, чем обычное хобби.

Какие самые главные уроки вы получили в студенческие годы?

Наши учителя огромное внимание уделяли истории искусств, и наряду с фотографией мы также скрупулезно изучали живопись. Большое влияние на меня оказали сюрреалистические картины Ива Танги. На некоторых моих фотографиях можно обнаружить определенные аналогии с его работами.

Кто из преподавателей Рочестерского технологического института запомнился больше всего?

У нас был замечательный педагог Роберт Бегби, которого институт пригласил из Нью-Йорка обучать студентов работе с цветом – в те времена цветная фотография только зарождалась. Перед выходом на пенсию, он работал коммерческим фотографом, у Бегби было потрясающее чувство цвета.

Цветные изображения в то время мы получали путем копирования с переносом красителя (dye-transfer printing). Это был очень дорогой и трудоемкий способ печати фотографий. Многим моим однокурсникам это дело казалось чрезвычайно нудным, однако мне оно нравилось. Скоро мы с Робертом Бегби стали хорошими друзьями, нередко вместе фотографировали и проводили множество самых разнообразных экспериментов в лаборатории, используя несочетаемые проявители и пленки с целью добиться нового эффекта.

По окончании института вы были призваны в армию. Повлияла ли как-то служба в вооруженных силах на ваше творчество?

В определенном смысле она оказала решающее воздействие на всю мою дальнейшую карьеру. Мне повезло: после призыва я был направлен на военную базу в Индианаполисе в качестве фотографа, снимал я очень много. Со временем мой талант разглядели, и я был направлен в Нью-Йорк в элитную команду фотографов, где возглавил лабораторию цветной печати класса С, которая только-только появилась в те годы (сегодня в этом здании находится киностудия). Я был единственный, кто умел пользоваться новыми технологиями. Надо сказать, что у этой военной фотолаборатории бюджет был поистине неограниченный: любое самое дорогое и передовое оборудование сразу после анонса появлялось у нас.

Думаю, мне очень повезло, что я попал в армию. Я отлично проводил время: помимо работы, у меня была прекрасная возможность погулять в свое удовольствие по Нью-Йорку и сделать множество хороших снимков. Когда была необходимость, меня посылали во Флориду снимать запуски ракет. На следующий день я уже ехал в Оклахому на съемку артиллеристских учений. Это была отличная практика! Я делал фотографии различных мест и событий, причем подобные цветные отпечатки никто и никогда не видел. А теперь представьте изумление сотрудников различных агентств и издательств, когда к ним приходил молодой парень с целой стопкой цветных фотографий, сделанных в новейшей лаборатории класса C! Поэтому нет ничего удивительного, что в Нью-Йорке у меня появилось множество заказчиков.

Какие впечатления оставило ваше первое путешествие по Африке? Что поразило больше всего?

Моя первая поездка в Африку была в своем роде уникальной. Я только уволился из армии, и один из моих клиентов предложил мне следующую работу: на протяжении семи месяцев необходимо было фотографировать группу людей, которая в трейлерах следует из Кейптауна в Каир. Я был молод, меня ничто не держало, поэтому я с радостью согласился провести более чем полгода в Африке. Хотя, безусловно, меня смущал тот факт, что семь месяцев подряд мне предстояло прожить в доме на колесах. Но зато потом, каждое утро открывая дверь своего трейлера, я всякий раз любовался совершенно новым пейзажем.

Кстати, сразу после получения этого задания я пришел в редакцию журнала National Geographic, который на тот момент еще не был столь известным, как сегодня, и сказал, что еду в Африку. Мне предложили сделать материал о местных жителях.

В Африке я увидел множество вещей, которые буквально поразили мое воображение. Однажды, ранним утром меня разбудил какой-то монотонный сильный шум, я открыл дверь и увидел совершенно невероятное зрелище: огромные массы спокойной реки срывались в узкую пропасть, это был водопад Виктория, который местное население называет «Гремящий дым». Также неизгладимое впечатление произвела на меня республика Конго, тогда еще бельгийская колония. Все было для меня новым, интересным, неповторимым: люди, одетые во все яркое, всегда разная палитра окружающих пейзажей…

Для вас она сплошь состоит из тепло-коричневых оттенков или есть в ней место и для холодных цветов?

1 2 3


Оставьте комментарий