http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Леонид Левит


Леонид Левит родился в Москве в 1925 г., но по воле случая оказался в Киеве, где стал искренним и последовательным адептом украинской культуры. На протяжении полувека область его фотографических интересов остается неизменной -- он работыет в жанре психологического портрета.

Как-то Ираклий Андронников сказал: «Я понял: в искусстве фотографии существует два метода –- шрапнельный и снайперский. Левит –- из разряда снайперов»

Опубликовано в журнале DFOTO, №11, 2008 г.


Портфолио

Страница фотографа

СНАЙПЕРСКИЕ
портреты

Леонид Александрович, я начну с банального вопроса: где вы учились фотографии?

Я никогда нигде не учился и ничего не заканчивал. По сути, я представитель угнетенной нации: когда я пришел в Киевский университет и сказал, что хочу заниматься философией, мне указали на зеркало, чтобы я посмотрел на свою физиономию. Было очень обидно, ведь я работал на заводе, стоял у станка, усердно готовился к экзаменам, много читал. Затем я подал документы в художественный институт, поскольку решил всерьез заниматься историей искусств, но, увы, повторилась история с зеркалом.

Но, насколько я знаю, в советское время были какие-то проценты?

На бумаге! По очень большому знакомству принимали детей высокопоставленных евреев, я же был обычный рабочий паренек без всяких связей. Но я не отчаялся и решил учиться самостоятельно. На киевском заводе «Маяк» 15 лет простоял у станка, работая в цехе, где занимались капитальным ремонтом оборудования, и это было очень интересно. Мне приносили старые детали от английских, немецких и итальянских станков, я делал их точные копии. На самом деле это была необычайно творческая работа, задания практически никогда не повторялись.

Вам довелось пережить много социальных эпох, испытать много лишений, несправедливости. Что внушало оптимизм? Что являлось источником жизненных сил?

Когда началась война, мне еще не было шестнадцати лет, я жил тогда в Москве. Нас эвакуировали в Свердловск, где я устроился работать на завод «Уралмаш». Мы выпускали танки Т-34, я работал в термическом цехе, закаливал траки, танковые гусеницы. Это было интересно, хотя и очень утомительно. Но я был молод, полон сил, энтузиазма и все свободное время, которое у меня оставалось после работы, проводил в Свердловской филармонии, слушая музыку. Именно музыка пробуждала во мне желание творчества, она была тем настоящим, ради чего хотелось и учиться, и жить.

Когда вам захотелось взять в руки камеру?

Приблизительно в 1958 году, это был фотоаппарат «Зенит-С». Человек я очень страстный, и буквально через год всерьез увлекся фотографией, осознав, что это моя стезя. Особенно меня привлекала портретная съемка. Я снимал портреты своих товарищей по цеху. Прямо с завода в грязных одеждах мы приходили ко мне домой, и я делал различные композиции, которые сразу очень понравились организаторам любительских выставок, где я нередко стал получать дипломы первой степени. А так как у меня было немало знакомых в музыкальной среде (кстати, жена моя пианистка), то я постепенно начал делать портреты музыкантов. Как-то мой троюродный брат, живущий в Москве, показал мои снимки Мстиславу Ростроповичу. И вот однажды раздался телефонный звонок. Я взял трубку и услышал голос: «Алло, это Леня Левит? Здравствуйте, а это Слава Ростропович». Он стал моим первым клиентом, можно сказать, мирового масштаба.

На тот момент вы уже знали, как работать со светом?

Да, конечно. Я часами простаивал возле окон фотоателье и смотрел, как фотографы снимают портреты, представлял, как бы сделал это я, какой бы использовал световой рисунок для каждого типажа.

Я так понимаю, вы никогда не были особо проникнуты советской идеологией?

Моя идеология – это желание найти в любом человеке прекрасное. Когда я был маленький, мы жили в ужасных условиях. Отец нас бросил, мать все время пропадала на заводе. Мне доводилось сталкиваться с самыми черными проявлениями человеческого характера. Единственной отдушиной в этих условиях было чтение литературы. Толстой, Тургенев, Достоевский, Чехов заставили меня по-иному взглянуть на человека, чтобы различить те качества, которые отличали его от зверя. Зверя я видел в быту, но когда брал в руки фотоаппарат, у меня совершенно менялась позиция, я старался в человеке открыть Человека, т. е. выявить ту высшую духовную потенцию, до которой он может дотянуться. Такая точка зрения на портрет стала моим кредо. Я не хочу воспевать в людях низменное, меня коробит, когда фотографы умышленно показывают людей, низведенных до скотского состояния, делают на этом акцент и таким образом создают себе имя. Возможно, здесь я несовременен.

Вы снимали Ростроповича, Нейгауза, Шостаковича, Рихтера и многих других знаменитых композиторов, музыкантов, педагогов, деятелей культуры. Испытывали ли вы по отношению к ним какой-то пиетет?

Это были мои кумиры, но никакого сковывающего пиетета по отношению к ним я не испытывал. Тогда я уже многое повидал, и мой жизненный опыт, мое понимание процесса съемки позволяли мне быть хозяином положения во время работы. Я осознавал, что от портретиста зависит, как слепить образ человека – снизить его или возвысить, но для этого нужно обладать определенным волевым зарядом. Если этого заряда нет, портретист не состоялся. Великий художник Серов иногда требовал от натурщика до ста портретных сеансов, работали по десять часов в день. У современного хорошего фотопортретиста зачастую есть всего десять минут, за которые необходимо раскрыть индивидуальность человека, психологически развернуть его и заставить работать в выбранном направлении.

Ваш жизненный опыт, очевидно, позволил создать собственную систему классификации человеческих психотипов. Помогает ли это в общении и работе с моделью?

Безусловно, человек только пришел ко мне, не успел еще сесть перед камерой, а я уже начинаю анализировать его поведение, подбирать ключи. Моя интуиция, мой опыт позволяют быстро оценить ситуацию и, выражаясь музыкальными терминами, сыграть в нужной тональности.

Вы пережили несколько волн эмиграции. Скажите, вам никогда не хотелось уехать, скажем, в Израиль, Германию или Америку?

1 2 3

Олег - 23.11.2011 
Спасибо за интересную и познавательную беседу здоровья Вам.

Оставьте комментарий