http://artslava.com/


Досье

Сергей Максимишин


Родился в 1964 году. В 1982 году поступил в Ленинградский Политехнический институт на кафедру «Экспериментальная ядерная физика». С 1985 по 1987 служил в Советской Армии фотографом военного клуба Группы советских военных специалистов на Кубе. В 88-ом году вернулся в институт, совмещал учебу с работой в Лаборатории научно-технической экспертизы Государственного Эрмитажа. С 1996-го по 98-ой год учился на Факультете фотокорреспондентов при санкт-петербургском Доме журналистов. С 2003 года сотрудничает с агентством "Фокус", Германия.
Многократный призер конкурсов "Пресс Фото России" и World Press Photo.


Сайт фотографа

Портфолио

 eng 

ЛЮДИ, ЭМОЦИИ
и вопрос такта

Сергей, вы довольно часто фотографируете там, где горячо. Не бывает ли страшно?

Боюсь разочаровать вас, но я не люблю, когда меня причисляют к фотографам, работающих в горячих точках, потому что я в них работал очень мало.

Ну, во всяком случае, спокойными некоторые из ваших локаций назвать нельзя. Что движет вами? Что вы хотите рассказать своими снимками?

Мне кажется, что всегда фотограф, да и не только фотограф – любой журналист, хочет рассказать одним людям о том, как живут другие люди. Соответственно, это и движет. Это есть такая работа. Я вас умоляю, работа фотографа не самая опасная. Есть еще военные, есть еще врачи, спасатели и прочие-прочие. Короче говоря, очень не люблю разговаривать о геройстве журналистов. Просто журналист имеет доступ к трибуне, а, скажем, солдатики и спасатели не имеют. Сейчас есть тьма более опасных занятий, и я думаю, что не надо из журналистов делать героев.

Как вам удается мимикрировать к среде?

Я никогда не пытаюсь мимикрировать

В психологии есть такой термин: виктимность – свойство человека становиться жертвой преступления. Репортер часто оказывается там, где страсти накалены, а у него в руках камера, и некоторым это может не понравиться. Как минимизировать эту виктимность?

Ну смотрите, тут сложный вопрос, потому что мы должны решить две противоречивые задачи. С одной стороны, фотограф должен быть видим, потому что люди должны знать, кто их снимает и зачем. С другой стороны, он не должен превратиться из свидетеля в провокатора событий или, не дай Бог, в их организатора. Поэтому это вопрос такта.

Хотя отчасти это и философский вопрос, потому что есть тьма моментов, когда фотограф переступал эту грань, и я часто рассказываю подобные случаи. Нередко случается так, что мы снимаем не жизнь, а реакцию жизни на себя. И избежать этого на сто процентов нам никогда не удается. Но мы должны очень четко осознавать, что наша задача – минимизировать собственное влияние на то, что мы снимаем.

Теперь, что касается личной безопасности. Надо понимать, что, скажем, если вы с фотокамерой зайдете на один из московских рынков, где много азербайджанцев продают свои помидоры, то мысль о том, что вы делаете искусство, азербайджанцу придет в голову последней. Всегда нужно пытаться посмотреть на себя глазами того человека, которого вы снимаете. И понятно, что у этих азербайджанцев есть тысяча причин, чтобы не попасть к вам в объектив. Кто-то из них живет без регистрации, кто-то находится под следствием, кто-то удрал от одной жены к другой, кто-то уехал из дома и не сказал, что он в Москве, а кто-то просто не хочет фотографироваться и т. д. и т. п. И это правило всегда надо уважать. Поэтому, как минимум, надо потратить много времени на общение с людьми.

Ведь есть два способа добиться того, чтобы люди не смотрели и по-дурацки не улыбались вам в объектив. Один – это скрытая камера (но это не наш конек), а второй – это привычная съемка. Для того чтобы снимать открыто, нужно очень много общаться. Меня часто спрашивают: почему люди на моих фотографиях не смотрят в камеру? Ответ очень прост: потому что я много времени провел с ними. Я могу полдня говорить и десять минут снимать. Зачастую это оказывается более эффективно, чем прийти, достать фотоаппарат и начать беспорядочно щелкать все подряд.

Скажите, Сергей, а есть ли у вас фотографические табу?

Каких-то особых табу у меня нет, но я убежден, что профессиональная этика на 99% совпадает с общечеловеческой этикой.

Имеются ли у вас какие-то репортажные снимки, которые не прошли ваш внутренний ценз?

Да, пожалуй, есть такие снимки, которые я никому не показываю.

Вы – одессит по рождению. Какое влияние Питер оказал на ваше творчество?

Я очень сомнительный одессит. В Одессе я никогда не жил. Мои родители учились в Одесском университете, и мама уехала меня рожать к своим родителям, в город Кодыма Одесской области.

О Питере? Ну, я не знаю. Вообще, Питер какой-то умоорганизующий город. Вдобавок моя специальность – это физика, штука такая, которая хорошо приводит в порядок мозги. Плюс ко всему я еще пять лет после института проработал в лаборатории экспертизы Эрмитажа. И в общей сложности пять лет смотрел на красивые вещи. Я думаю, что в какой-то степени это мне помогает. Хотя, может быть, даже мешает, потому что мне иногда кажется, что в моих фотографиях слишком много живописи.

Скажите, как служба в армии сказалась на вашей жизни, на выборе профессии?

Думаю, что если бы не армия, я просто не стал бы фотографом – такой дурацкой мысли мне б и в голову не пришло. Я, очевидно, тот редкий человек, который с особым теплом вспоминает Советскую Армию. Так, как я служил, дай Бог каждому! Я проходил службу на Кубе. В те времена только какие-то небожители ездили за границу. Я хорошо понимал, что это мой первый и последний шанс посмотреть мир. Кто знал, что так все изменится?! И как-то мне было хорошо. Более того, полагаю, что если бы не армия, и не только не пришел бы в эту профессию, но и не женился на том человеке, на котором женат.

В фотографии, равно как и в жизни, я очень люблю краткие и емкие определения, своего рода афоризмы, позволяющие сформулировать суть той или иной проблемы. Например, мне близки кредо Ральфа Гибсона: «Я вычитаю все лишнее из кадра»; или, скажем, мысль Александра Лапина: «На снимке все объекты превращаются в соответствующие знаки, которые могут взаимодействовать между собой, порождая новый смысл». Есть ли у вас подобные высказывания или формулировки?

1 2 3 4

Екатерина - 04.02.2011 
Одно удовольствие читать умного достойного человека
Dmytro - 04.02.2011 
с Сергеем всегда хорошие, профессиональньІе и расслабленьІе интервью

Оставьте комментарий