http://artslava.com/


Досье

Валерий Плотников (Петербуржский)


Родился 20 октября 1943 г. в эвакуации. Осенью 1945 г. семья вернулась в Санкт-Петербург. Закончил художественную школу при Академии художеств. Потом был художественный институт, служба на Северном флоте, поступление во ВГИК на операторский факультет, куда Валерия за великолепные фотографии приняли даже с двойкой по одному из профилирующих предметов – кстати, это чуть ли ни единственный случай за всю историю факультета. Закончил ВГИК в 1969 г., но операторской работе предпочел фотографию и стал одним из самых знаменитых советских и российских фотографов. По словам Юрия Роста, «его снимки имеют глубину культурного слоя. Их ценность в деталях. Эти детали – люди». Многие из запечатленных Валерием Плотниковым личностей всем хорошо известны, и они навсегда останутся нашими, несмотря на те границы, которые сегодня нас разделяют.

Опубликовано в журнале DFOTO, №6, 2006 г.


Портфолио

ЧИСТОСЕРДЕЧНАЯ
фотография

Вы по одной из своих профессий художник. Не возникает ли сегодня желание взяться за кисть, чтобы что-нибудь исправить в отображаемой вами действительности?

Нет, откровенно говоря, не хочется. Примерно к сорока трем годам я четко понял, что сделал все, что должен был сделать: я запечатлел людей, которых на тот момент никто кроме меня не мог снимать. В целом это не было опасно, просто могли быть неприятности. Если ты профессиональный фотограф и где-то работаешь, то за тобой всегда тянется целый шлейф обязательств: этого не снимать, а вот того, с грудью героя, всякий раз пожалуйста, да еще и на обложки, что в конечном итоге разрушает тебя. К тому же для этого нужно быть каким-то неживым, скучным человеком.

У вас были конфликты с властью?

В общем-то, нет, обошлось. Разве что за исключением тех ситуаций, когда мне предлагали сделать выставку при «Софье Власовне» (как я называю Советскую власть). Дело в том, что на обороте своих фотографий я ставил штамп «Валерий Плотников, Санкт-Петербург». Мне объясняли, что у нас нет такого города. А я говорил: «У вас нет, а у меня есть». – «Мы не можем устроить выставку фотографа из города Санкт-Петербурга». – «Ну и хорошо, я подожду». Поскольку я крайне редко участвовал в профсоюзной работе, то, соответственно, не мог поехать за границу, и мне тоже всегда говорили: «Значит, ты никогда не увидишь Париж, Рим…» – «Значит, не увижу, зато сохраню внутренний покой и согласие».

Говорят, вы очень разборчивы в выборе портретируемых. Что вас побуждает снимать того или иного человека?

Это должен быть, что называется, мой человек – цельный, талантливый, порядочный. Часто меня упрекают, что, мол, ты снимаешь только известных людей. Но я немного по-другому строю фразу – они не просто известны, они интересны мне. Так, к счастью, сложилась моя жизнь, что буквально с художественной школы я общаюсь с подобными людьми. К примеру, именно в школе я познакомился с Олегом Григорьевым, замечательным поэтом, которого, быть может, не многие знают, но в свое время его стихи повторяла практически вся страна. Классический пример: «Я спросил электрика Петрова, ты зачем надел на шею провод…». Сегодня большинство полагает, что это просто народные частушки, но у них есть автор – мой одноклассник Олег Григорьев. Миша Шемякин тоже мой одноклассник, Ася Векслер, которая сейчас живет в Израиле, Юра Русаков – у нас был потрясающий класс! Потом, где-то в 15 лет я познакомился с Сережей Соловьевым, Левой Додиным, Володей Тыкке, Левой Васильевым. На Невском можно было запросто встретить Иосифа Бродского, Сережу Довлатова, Женю Рейна. Сейчас, когда я об этом рассказываю, мне это напоминает легкую хлестаковщину. А ведь это все было – такое вот окружение! Я уже не говорю о том, что с целым рядом замечательных людей я познакомился несколько позже – это и Григорий Михайлович Козинцев, и Лихачев, и Меттер, и Хейфиц, и многие другие.

Как у вас рождается идея снимка? Вы исходите из своего внутреннего восприятия личности портретируемого?

Бывает по-разному. Иногда, зная биографию своего персонажа, его профессию, я придумываю такой пластический ход, который, как мне кажется, наиболее полно соответствует ему. Порой, правда, приходится следовать каким-то внешним, поверхностным схемам, чтобы сделать человеку или его родственникам приятное или чтобы поместить фотографию на обложку журнала. К примеру, в некоторых редакциях у меня был большой авторитет, там были уверены в том, что если я приношу чей-то портрет, значит, это человек достойный, даже если им он неизвестен. И я пользовался этим, так как понимал, что по номенклатуре этому человеку никогда не попасть на обложку, а мне хотелось доставить ему удовольствие.

Проект интерьера, антураж, детали вы разрабатываете сами?

Раньше все разрабатывал и доставал сам. Сейчас с этим несколько проще. Сегодня многие люди живут достаточно комфортно, и в какой-то степени интерьер квартиры или рабочего места свидетельствует о вкусе (или полной безвкусице) человека, но это уже его дело, я только стараюсь чуть-чуть откорректировать композицию. А раньше это была действительно большая головная боль.

В ходе съемки часто что-то приходится менять?

Обычно я довольно четко представляю, что должно попасть в кадр и как это должно выглядеть, но если вдруг жизнь предлагает более интересный ход, то я не отказываюсь от этого, не упираюсь и спокойно могу воспринять все то, что она подсказывает. Самое важное, как говорил Картье-Брессон, нужно быть готовым к этому мгновению, потому что это действительно иногда происходит совершенно случайно, но если ты готов, то сможешь выхватить этот момент.

Сложно ли снимать киноактеров? Как они обычно ведут себя перед фотокамерой?

Вовсе не обязательно, что киноактер будет так же раскрепощен перед фотоаппаратом, как и перед кинокамерой – это все-таки совершенно разные вещи: одно дело, когда есть движение, партнер, когда ты можешь позволить себе какую-то импровизацию, свободу действий, и совсем другое – в одиночку позировать перед фотоаппаратом, не нарушая при этом композиции кадра и замысла фотографа.

Долго ли вам обычно приходится добиваться от человека нужного взгляда, мимики, жеста? От чего это зависит?

Зависит от многих факторов, но я глубоко убежден, что это самое главное и самое сложное, и именно на это у меня уходит больше всего времени, труда, усилий. Люди часто приходят на съемку уставшими, нет того состояния, которое требуется мне, и вот я начинаю искать контакт с человеком, чтобы вывести его на нужный взгляд. Необходимо наполнить глаза содержанием, портрет только тогда состоится, когда в нем будет взгляд.

Чем вы сейчас снимаете?

1 2 3 4 5


Оставьте комментарий