http://artslava.com/


Досье

Сергей Юрский


родился в 1935 г., учился на юрфаке Ленинградского госуниверситета. В 1955 г. поступил на актерский факультет Ленинградского театрального института им. А.Н.Островского (мастерская н.а. России Л. Макарьева). Еще будучи студентом, в 1957 г., был принят в Ленинградский Большой драматический театр. В 1979 г. Сергей Юрский переехал в Москву и пришел работать в театр им. Моссовета. В 1992 г. он собирает компанию актеров-единомышленников "АРТель АРТистов". Одновременно с работой в театре им. Моссовета Юрский играет на сцене МХАТ им. А.П.Чехова и в театре Школа современной пьесы. Сергей Юрский ведет обширную концертную деятельность. Много работает за рубежом, в частности в Японии, Франции, Бельгии.

Публикуется впервые

ПРАКТИЧЕСКИЕ
небеса



Честно признаюсь, я в какой-то мере разочаровался и в театре. Мне обидно, что театр технологизируется. Недавно я прочел о спектакле, который завершил фестиваль "Территория". В спектакле использовалось сложнейшее сочетание движущихся экранов. Как оказалось, "Федру" играют на площадке для бадминтона. На экранах демонстрируется заранее отснятая нижняя часть ног героев, как продолжение их тел на сцене. Этот спектакль, действительно, является хорошим примером современных веяний в театре. Я мог бы сказать, что пришло новое время и пусть технологии берут свое. Но это было бы предательством по отношению к театру драматургии, который был представлен не просто ремесленниками, а действительно грамотными и образованными людьми. То, что более ста лет назад в актерской среде стало за правило иметь высшее образование, было по истине огромным достижением. Теперь это уже не нужно. Театр, связанный с литературой, остался на обочине. Действительно, ставить пьесы по старинке уже нельзя -- это будет алогичным. Поэтому сегодня своей задачей я вижу высмеивание тех глупостей, которые нередко предлагает современное искусство.

Принимая во внимание ваш режиссерский и актерский опыт, скажите, как лучше режиссеру работать с актером, чтобы не пострадали оба?

Все, что обычно говорят на эту тему, часто приходится доказывать на собственном опыте.Мне кажется, что режиссура как лидерство в театре, как ощущение общей формы, как способ воспитания актера в рамках спектакля, как практика ведения группы людей в качестве психолога было открытием XX века, его огромным достижением, к которому причастны и французы, и немцы, и, конечно же, Константин Сергеевич и Владимир Иванович. Постепенно режиссура стала перерождаться в изобретательность. В нашу эпоху я наблюдаю крушение слова. Слово, как таковое, сегодня никому не интересно: люди оглушены громкой музыкой, зомбированы быстрым ритмом. Все становится механическим и устремляется к нарисованным картинкам, которые заменяют живых людей.

Сегодня практически абсурдным является само понятие жизни человеческого духа на сцене. В таких условиях режиссер превращается в изобретателя, в менеджера. Опять же появляется проблема звезд и успешной реализации конечного продукта. Актерская профессия тоже видоизменяется. Я отнюдь не хочу сказать, что необходимо вернуться к прежнему -- оно рухнуло, исчезло. И это должны признать как мы, чья жизнь практически уже осталась в прошлом, так и вы, которые входите в новое время. Пытаться использовать студийность в духе раннего МХАТа или "Современника", пытаться подражать профессионализму Товстоногова, к труппе которого я принадлежал, сегодня очень трудно, да и нужно ли? Ведь ничего возродить не получится. Но я убежден, что попытка механизировать театр, изъять божественный смысл из театрального искусства, превратить его в ритуал без веры, изобретая условности бесовского толка, это ужасно! Я считаю, что новое поколение, которое приобщается к театральному искусству, должно отдавать себе отчет, во имя чего вообще необходимо заниматься театром.

Нынче мало кто спрашивает себя: "Не уничтожаю ли я своими делами собственную душу?". А ведь это ключевой вопрос бытия. Михаил Чехов, интерпретировавший и развивший систему Станиславского, часто подчеркивал именно это. Имя Чехова знают, много говорят о нем, но все же к его идеям мало прислушиваются. Современным режиссерам и актерам он не интересен, его отбросили. И имели на это полное право, ведь пришел другой век, другое тысячелетие. И дай вам Бог действовать так, как велит душа, главное -- не продать и не утратить ее.

Искусство, лишенное духа -- это не искусство. Без откровенного и человечного разговора оно существовать не может. Сегодня модерн разрывает людей на части. А ведь основной задачей искусства во все времена был поиск путей эволюции человека, и в то же время оправдания его текущего бытия -- со всеми грехами и разбитыми надеждами. Без этих составляющих театр мучителен, он служит уничтожению человека.

Вы ставили спектакли в Японии. Эта страна очень развита в плане технологий. Как вам видится сочетание технологического и духовного аспекта в современном театре?

Мне кажется, что это взаимоисключающие направления, нельзя служить двум богам. Я ставил в Токио пьесу Самуила Алешина "Любовь" с Комаки Курихарой и с выдающимся актером Судзуки Мидзухо. Японцы пригласили меня именно как представителя того искусства, которое занимается вопросами человеческой психологии. Во второй мой приезд тот же самый Судзуки играл у меня в пьесе Ибсена. Именно для того, чтобы отвлечься от привычного стиля бытия, японцы тянутся к русской школе театрального осмысления жизни. Япония невероятно богатая страна, но люди живут в ней достаточно скромно и как-то очень наряжено. Большинство актеров театра не могут позволить себе полностью отдаться любимому делу: они подрабатывают официантами, билетерами, сторожами. Они годами копят деньги, но готовы их в одночасье растратить на то, чтобы присутствовать на репетициях, которые проводит русский режиссер. Они с огромным интересом посещали репетиции спектакля по пьесе Ибсена, где нет никаких технологических ухищрений, чтобы потом использовать этот опыт в японских постановках.

Отмечу, что все театры в Японии принадлежат каким-то фирмам или концернам. Сцену необходимо бронировать задолго до выступления. 73-летний Мидзухо Судзуки на переговорах в Токио сказал, что последней его работой была роль в пьесе Мольера "Скупой". Он поведал мне, что спектакль уже отыграли и в следующий раз пьеса увидит сцену через пять лет. Актеры ненавидят эту систему, говоря, что она против искусства. Они с завистью смотрят на нас, на наш профессиональный театр, на наш свободный дух на сцене. А мы это предаем и отдаем предпочтение технологиям.

Не означает ли это, что в будущем театр вообще может исчезнуть?

1 2 3 4 5

Света - 12.01.2011 
Здравствуйте, нравится как вы пишете и очень много интересного на вашем сайте!

Оставьте комментарий