http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Вадим Перельман


Родился в Киеве, рано остался без отца. В 1977 г. с матерью переезжает в Италию, затем в Канаду. Учился в университете Альберты и киношколе Райрсонского университета. С 1990 года живет в Лос-Анджелесе.
В 2003 году снимает дебютный фильм «Дом из песка и тумана» по одноимённому роману Андре Дюбуа. В 2007 г. -- фильм «Вся жизнь перед глазами» с Умой Турман в главной роли. На 2011 г. намечена премьера кинокартины "Песня имен". Вадим также запланировал фильм "Племя" с русскими актерами, который выйдет в прокат в 2012 г.


Видеоклипы Вадима

НЕ ЛЮБЛЮ ДЕЛАТЬ
корыстные вещи



Цвет – да. Что касается света, то это определяет оператор. Но у меня достаточно опыта, чтобы не загнать его в угол. Ты, как фотограф, конечно, знаешь, что самый лучший свет – это три четверти сзади. Поэтому, как ты понимаешь, спиной к стене я актера не поставлю. Все должно быть органично.

Есть ли у вас какие-либо табу в жизни и в кино? То есть те вещи, которые вы не будете делать ни при каких условиях?

Я не люблю делать говно, не люблю делать корыстные вещи. Для работодателя я был бы весьма плохим работником. Я не люблю, когда мне говорят, как надо делать. Я, конечно же, слушаю экспертов. Но если мне будет стыдно поставить свое имя под той или иной работой – я не стану ее делать. Меня много раз пытались нанять как режиссера для каких-то чужих фильмов. Как Бекмамбетова, например. Я бы в жизни не стал снимать ни одного из фильмов, которые сделал он. Хотя мог бы, конечно, и даже значительно лучше. Если посмотрите мои рекламы – вы увидите, что они очень зрелищны, в них много спецэффектов. Я не могу сказать, что я люблю только один жанр, мне по душе разные, главное, чтобы это были искренние и умные вещи. А если они преследуют какие-то корыстные цели, из которых исходит ложь – это становится для меня табу.

В одном из интервью вы говорили, что у вас часто возникает желание добавить 3D-эффекты к некоторым сценам. Почему? Хочется поэкспериментировать с новыми технологиями? Или что-то иное?

Мой следующий фильм я еще буду делать в 2D, но уже на цифре. Я вижу, что на цифре получается не хуже, а даже и лучше. А потом, конечно, буду снимать в 3D. Это не просто спецэффект, но и способ донести нужную эмоцию. Ведь к чему мы стремимся в кино? Чтобы зритель увидел себя – узнал либо по мыслям, либо по эмоциям и чувствам. Эффективнее всего достичь нужного влияния на зрителя – это показать мир таким, как его видят глаза. Сначала кино было немым и черно-белым. Потом появился звук, цвет, пленка 35 мм, 70 мм, IMAX. Мы подходим все ближе к демонстрации мира таким, каким его видит наши глаза. Ведь именно глаз – это самая невероятная и совершенная камера. 3D – это еще один шаг к иллюзии реализма. Сейчас эта технология еще молода, но она быстро развивается. Так, например, первый звуковой фильм очень давил на уши. От сегодняшнего 3D рябит в глазах. Но пройдет лет пять, и мы будем смотреть 3D без очков. Это будет все ближе к нашему восприятию мира. Тогда дорога к сердцу и душе зрителя станет еще короче.

Вы часто упоминаете, что вы – фаталист, и что все для человека предопределено. Вы можете сказать, куда катится этот мир?

Ух, какой вопрос! Я-то думал, мы о киношколе будем говорить.

Я постараюсь объяснить, почему возник такой вопрос. Мы говорим о технологиях, которые с каждым днем становятся все совершенней. Но с другой стороны, многие философы толкуют о закате Европы, Америки, всей цивилизации. О том, что технологии идут вперед, а человек при этом не развивается.

Я считаю, что люди стали менее терпеливы. Они стали инфантильными. Это становится все более заметно. У нас уже нет такого: сесть и сделать. Появилось очень много того, что отвлекает. Мы привыкли нажать на кнопку и смотреть фильм. Мы привыкли, что все делается быстро и что всего много. У моей любимой группы «Arcade Fire» есть песня «We used to wait» («Мы раньше ждали»). Сейчас мы особенно не ждем. Мы хотим все и сразу. Это применимо к политике, к личной жизни. Мы словно pac-man, бегаем по лабиринту и глотаем все, что перед глазами. И это касается не только еды и развлечений, но и отношений с людьми.

Поражает, как в таком жизненном темпе вы умудряетесь так много читать. В каждом вашем интервью вы упоминаете новые имена, новые книги – за вами просто не угнаться!

Признаюсь, читаю я сейчас меньше, чем раньше. А виной всему iPad. Это, конечно, очень классная вещь: я загрузил на него более трех тысяч книг. Но почему-то на нем мне не читается. Я так много разъезжаю, что много книг таскать не получается. Но я стараюсь хоть парочку всегда с собой брать.

Расскажите о вашем новом фильме The Song of Names. На каком он сейчас этапе?

Недавно мы официально утвердили Энтони Хопкинса, теперь ждем подтверждения от Дастина Хоффмана. Вообще, они оба уже давно дали согласие сниматься в этом фильме. Дело за формальностями. Они должны согласиться с условиями контракта. Съемки запланированы на 18-е июля. Этап подготовки (pre-production) начался за двенадцать недель до этой даты.

Какой, по вашему опыту, самый продолжительный этап в создании фильма?

У всех по-разному. В этом проекте самым продолжительным был сбор денег. Что касается остального, то могу привести точные данные. Написать сценарий – восемь недель. Подготовка – 10-12 недель. Съемка – 8-10 недель. Постпродакшн – 20 недель (10 недель на мой монтаж, плюс 10 недель на финальный монтаж со спецэффкектами и звуком).

Невероятно! У нас некоторые проекты и пять лет могут сниматься!

Это потому что денег нет. А у нас все расписано до мелочей. Как я могу людям пять лет платить зарплату. Никакого бюджета не хватит. В Голливуде все считают по дням. Каждый лишний съемочный день включает в себя оплату проживания и работы съемочной команды. А это немалые деньги.

Литература и сценарий – это разные вещи. Где вы научились выстраивать сценарий?

Это не все могут. Многие думают, что это легко и достаточно просто скопировать то, что в книге. У сценария совершенно другая структура, другой язык. Киношкола никаких толчков мне не дала, я лишь стал понимать, что могу это делать. А самое главное, у меня появилось огромное желание снимать кино. Очень полезной для меня оказалась книга «Story» Роберта Макки (Robert McKee) – она раскрыла мне глаза. Кстати, в фильме Спайка Джонса «Адаптация» (Adaptation) герой Николаса Кейджа списан именно с Макки.

Роберт Макки проводил семинары по сценарному мастерству по всей Америке. Он потрясающий оратор, очень умный. Сам же он сценарии писать не умеет, как все самые лучшие учителя. Но научить и вдохновить может. За семинар я заплатил 1500 долларов. Сидел и записывал каждое слово. Через год после этого вышла его книга Story. Она стоит двадцать долларов, в ней изложены все его семинары. Эту книгу я рекомендую всем. Удивительно, что даже авторские фильмы можно подставить под его шаблон. Это очень интересно. Корни этого шаблона он нашел еще в древних мифах. Для меня это было открытием. Я понял, что нет необходимости сидеть и рвать на себе волосы над листком бумаги. Я могу просто нарисовать схему, а потом заполнить. Это помогло мне потерять страх и начать писать сценарий.

По первому образованию вы – физик, поэтому, вероятно, сталкивались с учебником «Занимательная физика» Перельмана. Хотелось бы написать «Занимательную кинематографию», но уже другого Перельмана?

1 2 3 4 5

Сергей - 15.06.2011 
Вы знаете, точно сказать затрудняюсь. Возможно, Денис помнит. Спрошу.. Кажется, 27 апреля.
NV - 14.06.2011 
скажите, пожалуйста дату этого интервью. Это очень важно

Оставьте комментарий