http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Сергей Максимишин


Родился в 1964 году. В 1982 году поступил в Ленинградский Политехнический институт на кафедру «Экспериментальная ядерная физика». С 1985 по 1987 служил в Советской Армии фотографом военного клуба Группы советских военных специалистов на Кубе. В 88-ом году вернулся в институт, совмещал учебу с работой в Лаборатории научно-технической экспертизы Государственного Эрмитажа. С 1996-го по 98-ой год учился на Факультете фотокорреспондентов при санкт-петербургском Доме журналистов. С 2003 года сотрудничает с агентством "Фокус", Германия.
Многократный призер конкурсов "Пресс Фото России" и World Press Photo.


Сайт фотографа

Портфолио

 eng 

ЛЮДИ, ЭМОЦИИ
и вопрос такта



Прежде, чем ответить на этот вопрос, давайте разберемся, что такое стиль вообще. По сути, это некая совокупность художественных приемов.

Но такое определение легче отнести к живописи, нежели к фотографии…

Ну почему? Возьмите, к примеру, Мартина Парра и Паоло Пеллегрина. Студентам я часто говорю: «Залог успеха – быть узнаваемым». Когда человек, глядя на ваш снимок, поймет, не читая подписи, что он принадлежит именно вам – тогда это будет успех. Для фотографа очень важно быть не таким как все. И главная ошибка молодых фотографов состоит в том, что они, видя в журнале хорошие фотографии, читают подпись. А там написано, например, Юра Козырев. И они решают, что если они будут снимать так, как Юра Козырев, то будет им счастье. Так вот тут как раз все наоборот. Если ты понял, как снимает Юра Козырев, то нужно все снимать не так – это правда, проходили много раз.

Какой же совет вы даете молодым фотографам, которые мечтают обрести свой собственный стиль?

Не делайте под Маяковского, делайте под себя! Это совершенно точно, это банальная истина. Когда я ехал в Ирак (а это была моя самая продолжительная командировка, хотя до этого были и Чечня, и Афганистан), я совершенно не представлял, сколько там пробуду. И денег эта командировка стоила немыслимых. Я позвонил в Америку Джеми Велфорду, директору фотографии Newsweek, и попросил: «Джеми, дай мне напоследок некое напутствие как снимать». И он говорит: «Не как Associated Press». Поймите, это не потому, что в Associated Press плохо снимают. Просто, зачем снимать, как Associated Press, если Associated Press уже так снимает. За последние двадцать лет задачи фотожурналиста принципиально изменились: нужно не просто дать фотоотчет о неких событиях, необходимо предоставить собственное видение их.

Сегодня к вам приходят молодые люди, которые хотят заниматься фотографией. Как вы считаете, не сбивают ли прицел у молодежи на истинную сущность фотографии как искусства современные глянцевые журналы, фотосообщества в социальных сетях и т.д.?

Надо хорошо понимать, кто ко мне идет учиться. Обычно приходят те люди, которые смотрели мои фотографии, и они бегут от гламура. Бывает, конечно, заходят гламурные мальчики и девочки, но согласитесь, для них это довольно странная фантазия – прийти ко мне.

Хотя, если говорить в целом, то сегодня тенденция такова: люди все чаще уходят от гламура, они уже просто устали от этих розовых соплей – сколько можно! Ведь что такое гламур? – Как быдло понимает красоту. Кич, останется, да. Но, я думаю, что мы все-таки выйдем на какой-то иной уровень. Ведь в нормальных странах гламура значительно меньше, чем у нас было и даже чем у нас есть сейчас. Если вы полистаете женские журналы в Италии, во Франции или в Америке, то с удивлением обнаружите, что почти в каждом из них есть жесткие социальные истории. Сегодня трудно представить себе в русском Vogue или в русском Marie Claire историю про самосожжение женщины в Афганистане. Но для западного глянца это абсолютно нормально, потому что они понимают: для того чтобы журнал продавался, он должен быть интересным, он должен удивлять читателя.

Главная беда русской, и я думаю, украинской прессы состоит в том, что у нас налицо абсолютная диктатура рекламодателя. Если вы возьмете Stern, то 50% его прибыли составляет реклама, а 50% – розница. Если же взять русский журнал, то 100% прибыли составляет реклама. Я точно знаю, что есть журналы, в которых розница даже убыточна, то есть они платят за то, чтобы быть представленными в газетных киосках, супермаркетах и т.д.  И поэтому «кто девушку ужинает, тот ее и танцует». И соответственно появление каких-то серьезных материалов в подобного рода журналах невозможно, потому что рекламодатель тут же встанет на уши. И поэтому практически все русские журналы и многие телеканалы напоминают сопли. Но я думаю, я чувствую, что практически все люди от этого уже порядком устали. Причем не только хипстеры, но и обычные прохожие на улицах.

Традиционный вопрос: у кого учились, кого уважаете, что смотрите (из фотографий, разумеется)?

Кто попадался, кто нравился – того и смотрел. Когда я учился, Интернет еще не был столь доступен и популярен. Поэтому я учился на фотографиях коллег. Два года занимался в фотошколе, потом мне повезло, я попал в Чечню. Но не в том было везение, что оказался там, а в том, что я совершенно случайно очутился в доме, где снимали очень важные для меня люди – Юрий Козырев, Джеймс Хилл и другие. Учился у своих фоторедакторов, учился у своих коллег, ну собственно, как все, ничего выдающегося.

Есть ли сегодня люди, которых вы особо выделяете как фотографов?

Всех не перечислить, поскольку таких людей очень много. Но я думаю, что последний человек, который на меня серьезно повлиял, был вовсе не фотограф, а журналист и писатель Петя Вайль, к сожалению уже покойный, с которым мы много работали. Вот это была школа! Потому что в слове «фотожурналистика» главная часть все же «журналистика». И к сожалению, очень многие фотографы этого не понимают. Знаете, что однажды сказал Кончаловский: «До сорока лет я думал, как снимать, а после сорока – что снимать. Так вот сейчас я думаю о том, что снимать. И те люди, которые у меня учатся, 90% разговоров ведут о том что, а не о том как. О том как – есть разные другие люди, такие как Саша Лапин, – они расскажут. Меня в последнее время формальные вопросы абсолютно перестали волновать.

Мы привыкли к тому, что документальная фотография очень часто – черно-белая. Есть даже такое мнение, что цвет отвлекает от драмы. Но у вас практически нет черно-белых снимков. Скажу более, цвет на ваших фотографиях всегда уместен. Как вы к этому пришли?

1 2 3 4

Екатерина - 04.02.2011 
Одно удовольствие читать умного достойного человека
Dmytro - 04.02.2011 
с Сергеем всегда хорошие, профессиональньІе и расслабленьІе интервью

Оставьте комментарий