http://www.fotoword.com.ua/


Досье

Сергей Максимишин


Родился в 1964 году. В 1982 году поступил в Ленинградский Политехнический институт на кафедру «Экспериментальная ядерная физика». С 1985 по 1987 служил в Советской Армии фотографом военного клуба Группы советских военных специалистов на Кубе. В 88-ом году вернулся в институт, совмещал учебу с работой в Лаборатории научно-технической экспертизы Государственного Эрмитажа. С 1996-го по 98-ой год учился на Факультете фотокорреспондентов при санкт-петербургском Доме журналистов. С 2003 года сотрудничает с агентством "Фокус", Германия.
Многократный призер конкурсов "Пресс Фото России" и World Press Photo.


Сайт фотографа

Портфолио

 eng 

ЛЮДИ, ЭМОЦИИ
и вопрос такта



На самом деле я тоже частенько пытаюсь извлекать такие дефинишины из жизни. Вероятно, это как-то связано с годами, потраченными на освоение точных наук, последствия, так сказать, научно-технического образования. И, естественно, я хочу во всем, чем я занимаюсь, выстроить некую структуру, т.е. сначала определения, потом аксиоматика и т.д.

Я много раз старался сам и просил студентов максимально широко, но и при этом максимально точно определить, что такое хорошая фотография? И всякий раз мне вспоминался замечательный анекдот про доктора Ватсона. Летят они с Шерлоком Холмсом на воздушном шаре. Вдруг налетает сильный ветер, они теряют ориентацию, потом попадают в туман, снижаются и, завидев человека внизу, Ватсон высовывается из гондолы и кричит ему: «Сэр!» – «Да, сэр!» – «Сэр, а мы где?» Прохожий отвечает: «На воздушном шаре, сэр». На что Холмс говорит: «Держу пари, что этот человек математик» – «Откуда вы знаете, удивляется Ватсон?». Холмс говорит: «Во-первых, потому что ответ абсолютно правильный, а во-вторых, на фиг никому не нужный».

И мне кажется, что все формулировки такого сорта как раз грешат вот такими вещами. Делая определение максимально общим, мы делаем его, по сути, бесполезным.

Возраст фотографа и его снимки: что добавляется, а что уходит?

На этот вопрос очень трудно ответить. Потому как, если бы я мог видеть сразу, как в музее, скажем, череп Александра Македонского в 15 лет, я рядом череп Александра Македонского в 20 лет – я бы смог сказать, какие метаморфозы приключились с ним. Просто я пришел в фотографию очень поздно. Я, собственно, стал заниматься журналистикой, когда мне было 36 лет. Вот именно поэтому я не знаю, что было бы, если бы я стал заниматься этим в 22 года. Иногда мне кажется, что лет десять-пятнадцать были потрачены даром. А иногда думаю, что не будь всего предыдущего бэкграунда, то кто его знает, как все сложилось бы сегодня. Но я думаю, что идеальный возраст для фотографа это 28 лет. Вот я смотрю на своих студентов, смотрю на работы всяких разных фотографов, и вижу, что где-то к этому возрасту люди начинают хорошо снимать.

Совершенно недавно я пришел точно к такому же выводу. Кстати, заметил еще одну закономерность: многие портретисты – долгожители. Возьмите, к примеру, Юсуфа Карша, Ирвина Пенна, Моисея Наппельбаума, Леонида Левита и др. Я это объясняю исключительно с христианских позиций: этим портретистам присуща какая-то необыкновенная, звенящая любовь к людям. А является ли это чувство движущей силой фотожурналиста?

Наверное, в некотором смысле, да. Хотя я, кстати, не уверен, что не нужно снимать человека без любви. Одна из самых известных моих фотографий – это портрет В.В. Путина. Но мне трудно признаться в какой-либо особенной любви к нему. Я бы сказал так: трудно снимать человека, не испытывая к нему эмоций. А эмоции могут быть самыми разнообразными.

Ну, а что касается любви – я не знаю… Любовь – такое сильное слово. Если пристально заглянуть в мои чувства, мои ощущения, то было бы громко сказано, что я люблю людей. А вот то, что мне люди интересны – это точно.

Что сегодня является основой вашей жизни? Что вдохновляет, дает надежду?

Ничего экзотического: я люблю своих детей, люблю свою жену, мне нравится, чем я занимаюсь. Если у меня отнять это, жизнь окажется пустой и пресной.

В одном из своих телевизионных интервью вы сказали, что выделяете два наиболее значимых следствия прихода цифровых технологий в фотографию: во-первых, они сделали фотографию элементом массовой культуры, а во-вторых, привели в нее женщин. Но возникает вопрос: а где же, собственно, результат? Ведь среди призеров различных фотоконкурсов сегодня, как и десять лет назад, царят практически одни мужчины!

Нет, вы не правы – женщин-победителей стало много. Если вы посмотрите итоги последнего всероссийского конкурса фотографии, то обнаружите, что примерно 40% от всех призеров – девочки. Ну просто девочки, быть может, еще в возраст не вошли. Понимаете, да? Потому как революция случилась пять лет назад, посмотрим. Но глядя на тех звезд, которые есть сейчас в России, я думаю, что скоро будут и громкие победы.

Ну а потом, скажем, Саша Деменкова – это второй случай за всю историю российской, украинской, да и всей бывшей советской фотографии, когда наш человек победил на конкурсе за право участия в мастер-классе World Press Photo им. Джупа Сварта. Таня Плотникова сейчас активно ездит с выставками. Ее работы были представлены уже во многих странах мира, причем в самых известных музеях, галереях. Та же Марго Овчаренко, Даша Ястребова и многие другие – все это молодая поросль.

Я часто провожу мастер-классы. И в последнее время на них наблюдается одна и та же картина: соотношение мальчиков и девочек составляет примерно три к семи. Девочки и слушают лучше, и снимают старательнее. А самое главное, что они не заморачиваются кнопочками и техническими характеристиками. Я не считаю, что есть исключительно «мужская» или «женская» фотография. Если вы посмотрите, к примеру, работы все той же Тани Плотниковой – то это очень жесткая фотография, без соплей точно.

Я думаю, что бывает женский и мужской подход к фотографии. Девочки они честно концентрируются на том, что они делают и меньше думают о технике. А мальчикам надо, чтобы у них все было разложено по полочкам. Они знают очень много правил про то, что можно, но еще больше о том, чего нельзя. Они все знают про вспышку и про технические характеристики. Практически в каждой новой группе у меня находится такой мальчик, с большой головой и тонкой шеей, который меня все время спрашивает о том, что я думаю об амплитудно-частотных характеристиках того или иного объектива. А я ничего про них не думаю, ну просто не думаю – и все! Потому что практически любым объективом можно снять хорошую по смыслу картинку: просто навел на резкость и снял. Эти мальчики после трех занятий исчезают просто потому, что они не за тем приходят. А с девочками все не так…

Вы можете сказать, что такое стиль фотожурналиста?

1 2 3 4

Екатерина - 04.02.2011 
Одно удовольствие читать умного достойного человека
Dmytro - 04.02.2011 
с Сергеем всегда хорошие, профессиональньІе и расслабленьІе интервью

Оставьте комментарий